die Konfrontation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » die Konfrontation » Центр » Площадь


Площадь

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

http://s43.radikal.ru/i100/0901/ef/d96a9d47014a.jpg

0

2

старт)

Сегодня, на счастье, можно было не бежать в колледж ни свет, ни заря. К началу каникул мало-помалу заканчивались курсы лекций, и появлялись пробелы в расписании, так любимые всеми студентами. Однако тренированный организм поднял своего хозяина с постели точно в пять, и потому, послонявшись немного по комнате, и произведя несколько бесплодных попыток вежливо разбудить громко сопящих соседей, Брэнд оделся и побрёл гулять.
Эттенхайм зимой был очень красив. Кружился в воздухе снег, лёгкий морозец был заметен только на выдохе, когда у губ на миг появлялось облачко пара. Всё вокруг сияло какой-то первозданной чистотой и белизной,и, казалось, откуда-то доносился звон Рождественских колокольчиков.
Адальбертовец сам не заметил, как, не спеша, направился в сторону площади. Нравилось ему там. И окружающие площадь дома, и раскинувшееся куполом небо, и лавочки - центральная площадь Эттенхайма всегда казалась Брэндону каким-то отдельным миром, где даже время текло по своим законам..

И сейчас адальбертовец убедился, что чутьё его не подвело - посреди площади, вокруг фонтана был залит каток. В столь ранний час на нём не должно было быть вообще никого, однако несколько гибких фигурок быстро носились по льду туда-сюда, описывая круги вокруг фонтана.
"Здорово!.."
Невольно разулыбавшись, Брэндон чуть ускорил шаг. Нет, кататься он пока не собирался, но вот понаблюдать за эстетически-красивым зрелищем ему никто не мешал. Стряхнув снег с ближайшей скамейки, студент устроился удобнее, вытягивая длинные ноги и зарываясь носом в тёплый мягкий шарф, наскоро повязанный на шее.
"Хорошо-то как..."

0

3

улыбайтесь, вас снимают.

Вольфганг направлялся на работу. Сегодня с утра его ни свет, ни заря поднял с постели чертяга Шредингер, одними ему известными тропами пробравшись в спальню хозяина и очень удачно устроившись на голове обожаемого герра. Герр был в восторге, целых двадцать минут, пока пытался поймать зарвавшееся животное, старательно изображающее из себя своего австрийского тезку. Впрочем, поймал его Вольф уже в более-менее спокойном расположении духа, посему, накинув кота на шею, как воротник из лисицы он спустился на кухню, где перепугал до смерти Луи, повара из Парижа, который подумал, что хозяин все же решил убить несчастное веселое животное, любимца всего дома. Но Шредингер поспешил его успокоить, зычно мяукнув, что, видимо, и привело субтильного повара в минутный шок. Впрочем, и Вольфа и Шредингера все равно накормили, что не могло не радовать.
Дома герру не сиделось, денек за окном был чудесный, да и ему обещались звонить не особо приятные люди, а настроение портить совершенно не хотелось, поэтому с утра он взял с собой шофера и, одевшись в свою обычную для колледжа форму, отправился «гулять».
Машина высадила герра на площади, что была неподалеку от работы майора. Некоторое время ректор бродил среди скамеек, наблюдая за катающимися, затем прошел уже в направлении дороги к Академии и встал в метрах десяти от катка, прикуривая сигару.
Не узнать в высокой фигуре, облаченной в длинное темное пальто армейского покроя, типичную фуражку и светлые перчатки представителя Университета Святого Адальберта Магдебургского было сложно. Прикурив толстую сигару и глубоко затянувшись, Вольф выдохнул в зимнее морозное утро табачный дым и шоколадный запах, умиротворенно прикрывая глаза. Люди, которые не знали о существовании рядом Университетов странно поглядывали на мужчину, который во времена Второй Мировой мог бы быть образцом для написания плакатов о гордости и чести службы в СС. Собственно какой-то подросток, в сопровождении толи матери, толи старшей подруги, не слишком тихо спросил: «Смотри, неужели у них до сих пор фашисты есть?»-  после чего получил оплеуху и быстро ретировался в неизвестном направлении. Вольфу было все равно, он курил, смотрел на лед и думал о том, что близятся каникулы у студентов, а значит, близится бумажная работа, которую он люто ненавидит.
Побродив немного он решил присесть на скамью, на ближайшей сидел молодой человек, укутанный в шарф и кого-то напоминавший Вольфу. Он своеобразно сделал вывод, что это может быть кто-то из его студентов или просто местного населения, которое он периодически видит в городе и подойдя к скамье закономерно спросил:
- Не возражаете? – густой, кошачий баритон донесся до молодого человека на скамейке из-под козырька знакомой фуражки.

0

4

Не будь Брэндон такой замечтавшийся, он бы, конечно, сразу обратил внимание на черную высокую фигуру, вызывающе маячащую на фоне белого снега, и привлекающую к себе излишний интерес. Однако парень, погруженный в свои невесёлые раздумья, даже не сразу среагировал на вопрос. Но зато голос....
Опомнился Брэнд уже, когда его тело было вытянуто в струнку по стойке "смирно", а рука нервно дрожала - к пустой голове, всё-таки, не прикладывают (и, вряд ли, можно считать снежную шапку - форменной фуражкой), а честь отдать как бы надо.
- Никак нет, герр директор! - он несмело поднял глаза, встречаясь взглядом с тем, кого боготворил и искренне уважал. И поёжился. Он видел ректора колледжа всего раз - на вступительной церемонии, и, как ему сказали позже, Брэнду повезло. Потому как близко общаться со своим ректором студенты не особо любили. Нет, его уважали. Побаивались. Некоторые, обожали, и даже носили форму похожего покроя и в не учебное время. Готовы были за ним хоть куда, но...
И теперь Брэнд понял, почему. Холодность взгляда герра Вольфгана могла соперничать с самой сильной стужей, хотя на лице его и застыло доброжелательное выражение.
Сейчас он сопоставит время и придёт к выводу, что я прогуливаю. И прямо тут меня отчислит...
Однако, несмотря ни на что, Брэнд всё равно не мог заставить себя оторвать взгляд от мужественного, красивого лица. Что-то в нём было такое.. что завораживало. В представлении мальчишки, обожавшего период Второй Мировой - герр Кёниг был идеальным офицером и объектом подражания и восхищения. и вот сейчас, он стоял совсем рядом, в свободной от рамок официоза обстановке, и, кажется, изучающе смотрел на своего студента.
Логично, что он меня не узнаёт. Меня же перевели.

Белые снежинки, медленно кружась, ложились на широкие плечи, резко контрастируя с тёмной тканью. Почему-то они тоже привлекали внимание.
Однако Брэнд помнил, что он не совершал ничего, за что по его душу аж сюда с утра пораньше мог явиться сам ректор их колледжа, а потому смотрел в глаза герра Кёнига прямо и без опаски. В конечном итоге, он дворянин.

0

5

В глаза Вольфгангу люди смотреть избегали. По меньшей мере, большая их часть. Лишь единственная жена, существование которой для всех считается лишь мифом и не более, совершенно спокойно заглядывала в леденящие душу глаза «Фенрира», но было это давно. Молодой человек и правда оказался студентом Вольфа, прикинув на котором курсе он может быть, Вольфганг понял, что сейчас у него вряд ли могут быть занятия. К тому же, время почти до обеда было отряжено только на украшение Колледжа, что Вольфганг тоже не очень любил, но проводить был должен.
«Вот приду на работу – тогда и проведу.  Десятый час утра», - его приятно грела мысль, что молодой человек знает его в лицо. Редко, когда удавалось достичь подобного узнавания в штабе, а в университете студенты его узнавали, здоровались, даже расступались, пропуская в коридоре. Вольф, конечно, был доволен подобным поведением на учебе, только вот как бы отреагировали студенты, увидев своего ректора, например в кроссовках, джинсах и легкой рубашке, гуляющим с котом по саду возле дома? Совершенно не причесанного, недавно проснувшегося, но довольного своей жизнью. Мысль показалась Волку забавной, и он ей улыбнулся, как-то на автомате стряхивая с головы молодого человека налетевший сугроб и присаживаясь на скамейку. Парень как стоял, так, кажется, и обомлел, толи от ужаса, узрев своего ректора в подобной близости, толи от благоговейного восторга, что можно было счесть за фанатизм. Голубые, льдистые глаза с интересом посмотрели на студента, тонкие бледно-розовые губы изобразили одну из тысячи улыбок, о которых много говорили в колледже.
- Присаживайся, не хотел тебя напугать своим явлением. - Пока юноша садился обратно на скамейку, а голос Вольфа почему-то в основном воспринимался как приказы, Вольфганг затянулся сигарой, которую держал в руке, и выпустил седой дым в воздух, отправив озорное кольцо куда-то в небо. - Красиво, - он смотрел на каток, откинувшись на спинку скамьи и положив руку с сигарой на колено, дальнее от студента. Два противоречащих друг другу явления на лице ректора были улыбка и глаза. Глаза, казалось, всегда источали ту холодную ненависть ко всему, что было опасно для родины, а губы могли рассказать о настроении ректора больше, чем выражение лица ребенка. Оттенков его улыбок были тысячи. Только вот разгадывать их было страшно. Один из мифов о ректоре гласил, что люди, близко знакомые с ним всегда куда-то исчезают. Касается ли это прислуги – не ясно, но подозревали Вольфа в любви к перчаткам из человеческой кожи и каннибализме. А так же говорили, что в полнолуние он превращается в волка и носится в пригороде Эттенхайма в поисках жертвы. Что только ни придумают, лишь бы сделать обучение интереснее, а начальство страшнее.

0

6

Брэнд только изумлённо моргнул, когда тёплая ладонь, затянутая в перчатку, почти по-отечески прошлась по его макушке, стряхивая налетевший снег.
Вот он какой..оказывается...
Первоначальное нервное напряжение как рукой сняло, а, возможно, так и было, и Брэнд с интересном принялся рассматривать невольного собеседника. Ректор колледжа святого Адальберта и правда был легендарной личностью. Что о нём только не рассказывали, но фон Фалькен предпочитал верить глазам, а не чужим досужим сплетням. Хотя иногда, неожиданно для него самого, в нём просыпался непосредственный ребёнок, и Брэнда тянуло на всевозможные пакости и поступки, явно недостойные наследника древнего рода. Что ж, это частый удел детей, которым пришлось слишком резко повзрослеть.
Почему-то мелькнули воспоминания о матери, и в голове зародилась странная мысль о том, что, будь они с ректором знакомы чуть дольше, он, несомненно, помог бы Брэндону найти виновника её гибели.

Парень встряхнул головой. Глупости. Только его проблем ректору и не хватало, для полного счастья. Кстати, о счастье. Улыбка герра ректора и правда завораживала. Казалось, если посмотреть чуть внимательнее - прочтёшь что-то, несомненно важное для себя, то, что сделает тебя счастливее. Адальбертовец отвёл взгляд, заставив себя сконцентрироваться на катающихся фигуристах.
- Красиво. - Повторил он, чуть прикрыв глаза: снежинки так и норовили налипнуть на ресницы. Почему-то сейчас он чувствовал странное спокойствие. Наверно, таковой была сила этого человека - если рядом с ним находился не заведомый враг, то аура герра Кёнига словно бы окутывала и брала под опеку, внушая: "Всё будет хорошо. Ты в безопасности, пока я рядом." И Брэндону нравилось это ощущение. Он понимал, что за этим человеком могут идти сотни, и будут счастливы, даже если он поведёт их на верную смерть.
"Интересно, какой он в обычной жизни?.. Может, у него и домашний халат сделан в виде формы?.. - Брэндон невольно улыбнулся своим мыслям, чуть повернувшись и проследив взглядом за очередным кольцом дыма, отправившимся навстречу снежинкам. "Не знал, что он любит шоколад."
- Вы.. будете присутствовать на Рождественском вечере, герр ректор?.. - неожиданно для себя вопросил Брэндон, впрочем, тут же прикусив язык. Конечно, нет! Наверняка у герра Кёнига есть, с кем праздновать Рождество, и делать ему нечего, как встречать святвечер в компании малолетних солдат, в частности,  какого-то мальчишки, который-то и не был в его колледже изначально!.. Почему-то эти мысли вызвали странную тоску.
"Вот уж не думал, что так быстро привязываюсь. Удивительный человек, Вольфган Кёниг.."

0

7

Фигуристы действительно были красивыми. Не то что бы Вольфу нравились коньки и катание на льду (честно говоря, на коньках он себя ощущал себя если не круглым, то дураком точно), в свое время он конечно играл в хоккей в училище, но знал людей, которые умело катались и любили вот так с утра или вечером рассекать по полупустому катку на коньках, выполняя изящные повороты. Снег падал густой.
«Сочельник, похоже, будет очень снежным», - на козырьке фуражки скопился снег, сровняв линию между козырьком и самой фуражкой в ровную горку, но Вольф этого не видел, поэтому совершенно спокойно курил в затяг свои сигары, временами выпуская четкие дымчатые кольца, и наслаждался утром. Студент рядом, похоже, вернулся в то же состояние, в котором его застал ректор, продолжив свое созерцание людей на катке. Его мнение было аналогично мнению Вольфа. Люди двигались действительно красиво.
Вопрос студента не оказался чем-то из ряда вон выходящим.
- Да, не знаю как долго, но на вечере я буду, - вполне закономерным было желание студента определить время, когда деспоты университета разойдутся по домам, оставив студентов, что остались на зимние каникулы в университете, наконец-то в блаженном одиночестве. После нового года, как правило, приходилось затем решать много проблем. Но решали их те же студенты, что их творили. И из года в год организаторы, обычно, не менялись. Впрочем, Вольфу просто было скучно дома. Генрих, друг майора, что подарил кота, уезжал с женой в Швейцарию на сочельник, а товарищи по службе уже давно растеклись по своим новым странам обитания. Не обработанными оставались лишь студенты, да персонал. Шредингер сочельник мог встретить и в одиночестве.

Отредактировано Вольфган Кёниг (2009-02-01 21:05:28)

0

8

- Ясно. Это ..хорошо. -  Сам себе удивляясь, Брэндон невольно улыбнулся. Перспектива Рождества в такой компании уже не казалась чем-то угнетающим. Впрочем, поводов для опасений у Брэнда пока не было. Ну, подумаешь, доктор ведёт себя немного странно, но ведь у Фалькена соответствующая медкнижка, и, вполне понятно, почему университетский психолог проявляет к нему массу внимания...
Ну, сосед по комнате какой-то...подозрительный. Но это не мешает ему быть отличным парнем, уж в этом-то Брэндон не сомневался. А тех идиотов, которые пытались зачем-то зажать его в туалете, он размазал по стенам быстрее, чем вообще успел сообразить, что к чему..
Интересно, ректору уже доложили о вчерашней драке?.. Он знает, что двоих с четвёртого курса уделал какой-то новенький?..
На самом деле рёбра ныли немилосердно, однако, ввиду ряда причин, визит к врачу Брэндон решил отложить, прикидывая, что всё "само пройдёт".
А ещё, сегодня же надо украшать заведение.. Головняк.
Брэндон снова украдкой взглянул на ректора, и заметил, что снег с козырька фуражки грозит вот-вот рухнуть прямо на нос (и, заодно, на сигару) герра Кёнига.
- Снежно сегодня, - адальбертовец задумчиво прикидывал, уместно ли ему будет повторить давешний финт начальства, и стряхнуть снег с кепи Кёнига, но потом решил, что лучше не рисковать - мало ли какой рефлекс у офицера на тянущиеся к нему чужие руки. - У вас... почти сугроб на козырьке.. - Не выдержав, Брэндон широко улыбнулся. - Если не хотите прекратить курение раньше запланированного, полагаю, лучше этого злодея стряхнуть.
Господи, что я несу?..

Отредактировано Брэндон фон Фалькен (2009-02-01 21:33:49)

0

9

Слова студента если и удивили ректора, то вида он не показал. Хорошо? … Пусть будет хорошо. Вольф тоже думал, что от его присутствия на празднике мир не перевернется и планеты двигаться в другом направлении не начнут. К тому же, в голосе студента он заметил оттенок… радости? В психологии людей он разбирался плохо, но ложь от правды мог отличить легко. Кёниг улыбнулся, едва заметно сменив задумчивую ленивую улыбку чем-то вроде понимания. Но понимал ли он?
Снег продолжал падать, фигуристы – кататься, а время идти. Нужно ли что-то в этом всем понимать? Вольф знал и понимал лишь то, что было ему необходимо…
Слова студента несколько отвлекли Кенига, он сначала вопросительно посмотрел на собеседника, затем, оставив сигару во рту, снял фуражку и аккуратно её отряхнул от снега. Его и правда было много. Долго он уже здесь бродит? Стряхнув с головы налетевшие за секунды снежинки он вновь одел фуражку на голову и, выдохнув дым, улыбнулся собеседнику.
- Спасибо, падение такого козырька сигара, наверное, действительно бы не пережила. Как твое имя?
Вольфу почему-то стало интересно, как зовут этого паренька. По плацу с его «легкой» руки начинали бегать очень многие, но имена от этого не запоминались. Почему-то ему казалось, что имя этого парня он запомнит.

0

10

- Брэндон фон Фалькен, герр ректор. - Он произнёс это с гордостью, называя одну из древнейших фамилий Германии. В конечном итоге, им есть, чем гордиться. А ещё, почему-то, он был очень..счастлив?.. Возможно.
Глубоко вдохнув, парнишка внезапно побледнел, и быстро отвернулся, чтобы герр Кёниг не заметил гримасу боли.
Чёрт. Зря я так.. с рёбрами.
На самом деле в драках не было ничего нового. Всё зависело от умения выбрать время, место и не попасться на глаза руководству. А так - это же военный колледж, помилуйте. Каждый стремится доказать своё превосходство кулаками. Удивило то, что в лицо Брэнда не били.
Времени уже.. пора, наверно..
Следовало, наверно, быстрее слинять, пока ректор не заподозрил неладного, однако уходить и прекращать такую неожиданную и приятную встречу Брэнду откровенно не хотелось...

0

11

Юноша с гордостью и любовью произнес данное ему имя. Действительно, этим именем можно и нужно гордиться. Вольф улыбнулся, любить и уважать свою фамилию, свой род – он считал это лучшим в любом человеке. Брэндон вздохнул и постарался быстро спрятать лицо. Похоже, ему было больно дышать, а показать это он боялся. Вполне закономерно. Пока молодой человек боролся с приступом боли, ректор мельком посмотрел на часы. Скоро начнется украшение университета, нужно было проконтролировать работу персонала в контроле за студентами. Половина наверняка отлынивает. Он поднялся со скамьи, снял перчатку с правой руки и протянул её студенту. Брэндон уже отошел от сиюминутной боли и перемещения собеседника для него не стали какой-то большой неожиданностью
- Рад знакомству, герр Фалькен, - вполне закономерно, что он слышал эту фамилию раньше. Более того, многие фамилии студентов Вольфу пришлось встретить по жизни на службе или просто из любви к истории собственной страны. Брэндон создавал впечатление честного, заинтересованного юноши. Такие люди его стране нужны. Такие юноши становятся впоследствии настоящими людьми. А Вольфганг постарается, чтобы все так и вышло.

0

12

- Почитаю за честь, герр Кёниг! - Брэнд только сейчас заметил, что забыл перчатки. И что рука у ректора очень тёплая. Впрочем, пожал он её и правда с удовольствием.
И ничего у него не из человечьей кожи перчатки, и кто только придумывает подобный бред!

Судя по часам на ратуше, Брэнд смог ещё какое-то время погулять, а потом следовало вернуться в общежитие, и попытаться разбудить товарищей, храпящих после вчерашней гулянки, всё-таки, если они не явятся к мероприятиям, с них эти самые тёплые руки три шкуры спустят, причём без малейшего колебания. Глянув в глаза ректору, юноша снова вытянулся по стойке смирно и опустил голову.
- Хорошего дня, герр Кёниг. - Пробормотал он тихо.

Отредактировано Брэндон фон Фалькен (2009-02-02 15:45:05)

0

13

Похоже, Брэндон гулял на улице довольно долго. Руки у него были  прохладные, словно кровь спешила от них оттечь. Холодными руками сложно работать, особенно если работа твоя заключается в нажатии курка или сжимании в захвате ткани или рук оппонента, и Вольф поймал себя на мысли об ирландском кофе. Быстро согреться этот напиток позволял легко. Только вот сомнительно, что даже в этом разбавленном состоянии виски никак не отразится на поведении студента.
- До встречи, - волк козырнул студенту, удаляясь из парка, продолжая курить любимую сигару. Утро начиналось хорошо. Несмотря даже на выступления Шредингера и необходимость копаться среди бумаг, которые Вольф терпеть не мог еще с училища.
«Брэндон Фалькен. Сокол, значит. Похож», - подумал ректор, выходя на улицы, чтобы дойти до университета, возле которого его ждал его же автомобиль. С вещами.
«Расправит крылья и полетит как сокол. Лишь бы не стал жертвой любителей соколиной охоты», - снег падал, сигара дымилась, а ректор размышлял о вещах, приходящих ему на ум с легкой, почти прозрачной улыбкой.

--->> Центр ---> Центральная улица Hauptstrabe

Отредактировано Вольфган Кёниг (2009-02-02 16:23:51)

0

14

Единственное, что год от года напрягало молодого доктора, светоча науки и прочее, и прочее, так это то, что хоть раз в месяц, но он должен был отчитываться перед своим руководством из института исследований о проделанной работе (откуда он сейчас и шел в свой университет). Правда, он таки сумел выкрутиться, а потому ходил туда за последний год от силы пару раз. Зато уж как он научился говорить о своем исследовании, любо-дорого послушать! Так что пока он мог так долго и без запинки рассказывать о том, что еще не сделал, но планы таковые имеются, можно было считать, что свое место в уже любимом университете он сохранит. В конце концов, психологом и врачом он был неплохим, а потому выгонять такого сотрудника пока не собирались. Что несомненно играло на руку улыбчивому мужчине. Он еще не был готов покидать своих милых студентов, среди которых уже имелись свои фавориты. К примеру, Йохан.. Ну что за прекрасный экземпляр! И для исследований, и для общения. А уж их договор..
Да и среди новеньких имелись интересные личности, которых было просто грех не поисследовать.. Например, Брэндон. Милый молодой человек с такой благородной болезнью, с таким ярким характером и, что уж греха таить, с не менее яркой внешностью.
Михаэль невольно легко улыбнулся, стоило вспомнить своих студентов, которые поначалу побаивались немного странного психолога, который то и дело встречал их еще и на пороге медпункта, а затем и проникались понимающим мужчиной, который помогал юным душам избавляться от последствий бурно проведенных вечеров. Да и частенько собирал их по коридорам, пинками распределяя по комнатам, пока их не нашли какие-нибудь учителя, а то и, не дай Бог, сам ректор.
И надо же, стоило вспомнить столь приятные нюансы его работы, как взгляд выцепил на одной из лавочек сидящего кадета.
"Брэндон фон Фалькен. Какая неожиданная и приятная встреча.."
Недолго думая, Клейн направился к одинокой фигуре, так же молча приземляясь рядом, поднимая голову и смотря на небо. Всех этих церемониальностей он не любил, а потому и своих студентов пытался приучить не отдавать честь при встрече. Несмотря на звание, военным он себя не считал, а потому считал подобные почести излишними.
- Утро доброе, - улыбнувшись, Михаэль таки перевел взгляд на молодого человека, рефлекторно поправив очки. – Редко встретишь в такое время "..трезвого.." бодрствующего кадета. Смотрю, приближающиеся каникулы пока никак на вас не сказались?
Неслышно рассмеявшись, доктор вновь перевел взгляд на небо, застывая неподвижной статуей, явно поставив паренька в непростую ситуацию - и разговор надо поддержать, и не убежишь так просто. Наверняка юный ландграф не мог не чтить банальный этикет.
"Как же хорошо иметь доступ ко всем личным делам.."

0

15

Ректор исчез, оставив после себя лёгкий запах шоколадного табака, и Брэндон вновь перевёл взгляд на каток. На самом деле в последние дни ему редко удавалось выделить хотя бы несколько минут, чтобы банально остановиться и подышать зимним воздухом - предсессионная беготня, тренировки, хлопоты к Рождеству (ведь, кроме всего прочего, следовало подготовить к празднику ещё и огромный дом), а теперь ещё и драки... всё это отнимало слишком много времени, и, после отбоя мальчишка засыпал, как убитый.
Сегодня был первый день, когда Брэндон смог вот так вот просто взять, и пройтись.. Нет, на самом деле следовало немедля бежать по магазинам, в попытке скупить оставшиеся продукты, а потом завезти всё это домой, но... Адальбертовец реально понимал, что не успеет, а потому сидел на лавочке, и не дёргался.
Наученный горьким опытом с ректором, высокую фигуру доктора он заприметил сразу, однако по-тихому слинять с лавочки не удалось: врач оказался проворнее.

Нет, нельзя сказать, что Брэндону Михаэль совершенно не нравился. Было дело, когда его своевременные предупреждения и лекарства спасали друзей Брэнда, да и его самого от нагоняев преподавателей и жесточайшего похмелья (последнее, правда, к ландграфу не относилось), однако.. Было что-то в докторе, что откровенно.. напрягало. Брэнд не любил двусмысленностей, и абсолютно не умел играть словами (хотя, как он сильно подозревал, скоро колледж научит его этому), поэтому врач слишком часто ставил его в тупик, говоря и делая вещи, которые то и дело заставляли студента краснеть. Хотя, как выяснялось впоследствии, герр Клейн ничего такого не имел ввиду. И от этого тоже было..неуютно. Брэндон начинал чувствовать себя каким-то..извращенцем, потому что после общения с доктором в его голове прочно поселялись всякие неправильные мысли.

- Доброе утро, герр Клейн. - На сей раз Брэндон не стал подскакивать, козыряя, ибо давно усвоил, что доктору это не нравится. Кроме того, он никак не мог заставить себя думать о Михаэле, как о военном офицере, возможно, поэтому переход на менее официальные отношения у них с Клейном состоялся почти безболезненно. - Вставать рано - привычка военного. Равно как и "...напиваться..." расслабляться от рабочих хлопот только к ночи.
"А Вас каким лешим из дома вынесло?..." - Брэндон вежливо улыбнулся, мельком глянув на доктора, и стараясь не делать глубоких вдохов.

0

16

Ну что ж, можно было сказать, что после нудных стариков из института исследования, его утро таки стало приобретать очень даже позитивные краски. Ну а как могло быть иначе, когда рядом интересующий тебя объект, вам никто не мешает, никого пока не видно на горизонте, да и потом, этот самый объект порой так мило смущался, стоило доктору выкинуть что-нибудь из своих излюбленных штучек? Нет, день определенно задался.
Довольно зажмурившись, словно большой кот на солнце, мужчина незаметно покосился на юношу, который.. Хм, а вот чутье доктора никогда его не обманывало. Напряжен был мальчишка, но явно не из-за присутствия рядом странноватого врача. Или же бедный юноша уже настолько стал его смущаться, а то и побаиваться? Или все же у него что-то да болело?
"Бледненький ты какой-то.."
Не собираясь мучаться над данным вопросом, Михаэль недолго думая опустил руку на его плечо, словно бы так по-отцовски похлопав. И с отцовским таким замахом, так сказать, благо, в докторских руках сила всегда была что надо.
"Или я заработался, или все же ему не очень-то и хорошо.. Может, поэтому с утра на свежем воздухе, да еще и занимаясь таким безобидным делом, как сидение на лавочке.."
Выжидательно уставившись на Брэндона, явно ожидая хоть малейшей реакции, понимающе так кивнул, вновь поправив очки.
- Понимаю. С этим военным уставом даже я стал как военный, - беспечно улыбнулся, так и не опуская руки с его плеча. - Ты молодец, Брэндон, ни разу не видел тебя.. расслабляющимся даже к ночи. По крайней мере, настолько расслабленным, как твоих друзей. Кстати, молодым людям не понадобится сегодня аспирин?
Уже привычно беспокоясь о своих милых студентах, на этот раз поймал его глаза проницательным взглядом, даже на пару мгновений переставая улыбаться.. Но уже через несколько секунд вновь выглядя беспечным и не обремененным жизненными проблемами мужчиной.
"И все же какой интересный экземпляр.."

0

17

Коварный доктор словно бы видел его насквозь. Причём не столько его - Брэндона,  - сколько его болевые точки. Иначе как объяснить то, что, внезапно и без предупреждения герр Клейн прицельно ухватил Фалькена за синяк на плече?! Побелев до состояния окружающей среды, Брэнд выдавил из себя улыбку. Конечно, он понял, что доктор всего лишь выказывает ему свое дружеское расположение, тем более, что обстановка романтики и Рождества вокруг располагает, но.. разве это делают настолько сильно?!
Упоминание про друзей несколько отрезвило Фалькена, и он постарался привести себя в чувство хотя бы внешне.
- Благодарю, в том числе за заботу, герр Клейн. Полагаю, вы более чем правы. "Проныра."
Признаваться, что его сейчас зверски мучает боль в плече и невозможность нормально дышать Брэндон не собирался. Во-первых, у них есть свой травматолог, которого, кстати, сейчас почему-то не было на рабочем месте. Во-вторых, перспектива раздеваться перед герром Клейном отнюдь не воодушевляла.
Выдавив ещё одну улыбку "Да отпусти ж ты моё плечо, изверг!", Брэндон демонстративно опустил взгляд на часы.

0

18

Ну вот. Интуиция Михаэля вновь не обманула. Мальчишка побелел настолько, что сейчас легко бы смог замаскироваться под сугроб. А еще складывалось впечатление, что он еле сдерживается, чтобы не сказать доктору все, что о нем думает.
"Осталось выяснить, из-за чего у тебя так все болит. Даю 70 процентов на драку. И если так, то ты наверняка скажешь, что навернулся с лестницы, тренажера, упал с каната и прочее, и прочее.."
Пару секунд проницательно вглядываясь в его лицо, тихо кивнул, словно говоря, что не стоит благодарности.
- Ну что ж, тогда зайди в медкабинет перед тем, как пойдешь к ребятам, я дам тебе таблетки. И не беспокойся, мистера Деверо сегодня не будет, так что никаких проблем не возникнет, - слишком как-то двусмысленно произнес фразу, даже словно на пару секунд уходя куда-то в свои ну очень радужные мысли.. И почти сразу с лица исчезла улыбка, доктор лишь сильнее сжал тонкие пальцы на плече мальчишки, чуть склоняясь и пока по-доброму интересуясь. - Брэндон, с тобой все в порядке? Ты очень побледнел.. Знаешь, до меня дошли слухи, что ты сейчас не очень ладишь с другими ребятами, а уж я знаю, чем это заканчивается в военных университетах. И если ты пострадаешь, и тебе не будет вовремя оказана медицинская помощь, ты можешь надолго покинуть строй, а это.. может очень даже сказаться на общей аттестации. И не только твоей. Надеюсь, ты это понимаешь.
Договорив, наконец, отпустил его плечо, вновь откидываясь на спинку лавочки, словно и не замечая брошенного до этого многозначительного взгляда юноши на часы. Сейчас куда как важнее было продемонстировать не свое знание этики и прочего, а схватиться за такую возможность сблизиться с этим парнем, пусть даже и в отношениях врач-пациент. Да и потом.. Ему и правда совсем не хотелось, чтобы Брэндон как-нибудь свалился на плацу, а его товарищам пришлось бы тащить его на себе весь кросс, а потом недоглядевшему Михаэлю вставили бы по первое число (или Себастьяну, если он уже вернется к тому моменту), да и наверняка кто-нибудь из студентов бы начал жаловаться на то, что переутомился, а потому доктору пришлось бы возиться не только с милым мальчиком, но и с парочкой совсем немилых зануд и слабаков..
"Что ж.. остается рассчитывать на твое здравомыслие. Хотя учитывая его упрямство.. Хм, может, будет и интереснее."

0

19

"Чёрт! Если та парочка пойдёт в наш медпункт, а не по своим семейным докторам, у меня могут быть неприятности. Особенно, если мы все дружно встретимся в кабинете. Этого нельзя допустить.. Конечно, в данной ситуации - герр Клейн - меньшее зло, помимо прочего снабжённое отдельным кабинетом и лабораторией.. "
Когда тонкие (но такие сильные!) пальцы вцепились в плечо Брэндона с большим воодушевлением, парень почти дёрнулся - тело среагировало рефлекторно. Но больше задела фраза доктора.
Я.. не в ладах с другими?..
- Мы ладим. - Кажется, даже голос слегка охрип. - Не знаю, кто и что Вам рассказал, но у нас всё отлично.
"А та пара..странных.. не в счёт"
А вот упоминание о возможной испорченной аттестации товарищей ударило по больному: Брэндон и правда боялся подвести тех, кто рядом, считая подобное чуть ли не преступлением. Живое воображение моментально нарисовало ему картину, как весь класс с укором смотрит на него, задыхающегося у доски, а преподаватель укоризненно качает головой: Из-за вас, фон Фалькенштейн...
Брэндон вздрогнул. Все страхи по поводу доктора, опасения и подозрения тут же отступили на второй план, вытесненные новыми идеями. Ещё утром он и не думал, что ему станет хуже, однако положение осложнялось, и следовало хотя бы убедиться, что у него нет переломов, иначе вполне вероятно, что Брэнд подведёт не только друзей, но и весь колледж - на предстоящих соревнованиях по фехтованию на него возлагали большие надежды.
А потому с осмотром доктора следовало покончить как можно быстрее.
- Герр Клейн. - Брэнд решительно посмотрел в глаза врачу. - Не вижу повода утаивать от Вас, что я действительно не совсем в порядке. Небольшая травма, не более. Однако сейчас мне необходимо возвращаться в колледж, скоро занятия, и к местному врачу я зайти не успеваю. Но, смею вас заверить, что как только у  нас закончится лекция, я немедленно отправлюсь в местную поликлинику.

0

20

Ну вот. Стоило думать, что Михаэль нажал как раз все те точки, что было нужно. Ну кому же понравится услышать, что он не ладит со своими товарищами? Ну кому же захочется подставить свой класс? Это же честь, достоинство и прочее. Это же стыдно, когда тебя несут твои товарищи, которым и самим нелегко, а еще тут ты по их души.. Что-что, а три года работы с этими волчатами научили доктора, как правильно общаться с тем или иным подвидом. А Брэндон явно относился к благородным, ему уж точно не захочется подставлять. Наверняка для него это просто кошмарный сон..
"Кажется, в этот момент людям должно становится стыдно.. Эх, а я психолог, ко мне это не относится."
- Рассказал? Ну что ты, Брэндон.. Просто это моя работа, видеть все нюансы, - улыбнувшись, доктор с легкой смешинкой в глазах выдержал решительный взгляд парня, тут же словно бы недоумевающе моргнув. - Я и есть местный врач. Но если не успеваешь.. Что ж, дело твое, молодой человек.
Чуть качнув головой, будто даже немного осуждающе - мол, я предлагал помощь, ты же обо мне уже знаешь, никто и ничего не узнал бы, я же так беспокоюсь о студентах, но, если ты так хочешь..
- Когда посетишь врача, будь добр после принести мне лист осмотра. К сожалению, если кадеты осматриваются вне стен колледжа, мы обязаны внести все больничные листы в их медицинскую книжку. Будем верить, в это же время больше никто не поступит с "небольшими травмами".
Явно дав понять Брэндону, что мало того, что уже более чем понимает в чем дело, так еще и просветил, что в таком случае его визит к доктору, а так же все причины его похода в больницу станут известны не только университетским врачам, но и вышестоящим лицам (ах, куда деваться от этой бюрократии? Если уж поступило сообщение о том, что кадет поступил с синяками и прочее, здесь уж не попишешь, с этим разбирается учитель по воспитательной работе, а то и сам ректор), Михаэль поднялся со скамейки, чуть поклонившись милому юноше.
- Я правда надеюсь, что ничего серьезного, Брэндон. У тебя хорошая репутация, не порть ее, - приглашающе махнул рукой, видимо, собираясь пройти со студентом до самого университета. - Ну что ж, раз скоро лекции, думаю, нам пора? Мне еще нужно дать тебе таблеток для твоих друзей. И.. думаю, немного обезболивающего тоже не повредит. А то молодые, они такие, могут похлопать по плечу еще и не так, верно?
Заговорщески подмигнув, мужчина неспеша двинулся по заснеженной улице, даже и не думая застегиваться даже в такую прохладную погоду.
"Люблю крепких орешков.. Ох люблю.."

0

21

Впервые за всё время Брэндон обратил внимание на то, как непривычно смотрится доктор, весь в белом, с белоснежными волосами на фоне этой зимы. Как-то.. странно.
Какой-то миг адальбертовец не мог оторвать взгляд от лица герра Клейна, казалось, тот гипнотизирует его.
"Что за леший?.."
Парнишка качнул головой, тоже поднимаясь и пряча отмерзающие руки в карманы куртки.
Конечно, перед ним стояла довольно жестокая дилемма. Оповещать ректора о том, что студент обратился в местную клинику с травмами и весьма чётким отпечатком подошвы на груди - Господи упаси его от такого позора! С другой стороны.. да что он, как маленький? В конечном итоге, что ему может сделать какой-то там доктор?.. Ничего. На самом деле, он отличный парень, этот герр Клейн, а вот у него, Брэндона, паранойя, и визиты к этому самому герру отнюдь не были бы лишними. С чего он вообще взял, что доктор... Хм.
Одолеваемый тяжелыми раздумьями, Брэндон догнал врача, невольно пристраиваясь рядом, и опустил взгляд.
"Может, стоит всё же пройти осмотр у него?.."
Образ ректора, требующего смотреть ему в глаза и не врать очень чётко встал перед внутренним взором, и Брэнд поёжился, тяжело вздохнув, и тут же закашлялся, схватившись за грудь.
"Вот хрень!"

0

22

Вообще Михаэль своими полномочиями слишком уж пользоваться не любил. Если студент по какой-то причине отказывался пройти осмотр, то в следующий раз (после объяснения с ректором) прибегал сам с просьбой решить все полюбовно и не доносить туда, куда донести стоило. А если все происходило именно так, то зачем же напрягаться?
Но бывали исключения.. Например, в его договоре с Йоханом он явно пользовался своим положением.. И если милый Брэндон будет слишком долго избегать доброго доктора, придется и на него подействовать административными мерами. Например, назначить еженедельные занятия с психологом из-за излишней агрессивности кадета к некоторым своим товарищам.
"А это мысль.."
Но не успел мужчина додумать свой коварный план, как случай просто таки сам представился. Парнишка закашлялся, мигом хватаясь за грудь.
"Тяжелое дыхание, хриплые выдохи, что-то с грудной клеткой."
Быстренько оценив состояние кадется, доктор остановился, аккуратно приобнимая парнишку за другое плечо, заставляя сбавить шаг.
- Знаешь, Брэндон, боюсь, тебе придется все же посетить кабинет, я проведу осмотр. В таком состоянии я не отпущу тебя на занятия. И это приказ, - от добродушной улыбки не осталось и следа, Михаэль даже слегка нахмурился. А вот это уже говорило о том, что лучше не стоит перечить доктору. И мужчина очень надеялся, что до юноши уже донесли эту простую истину - врач хмурится, лучше делай, что говорит, иначе тебе же хуже. Да и потом, это был тот случай, когда можно было напомнить кадету, что перед ними не просто штатный психолог и зам.врача, но и офицер. А его приказы не обсуждаются, а исполняются.
- Идем, только не торопись. И постарайся кашлять потише, чем громче и сильнее кашляешь, тем будет больнее. И не зажимай рот ладонью, хорошо? - бережно придерживая мальчишку, при этом на этот раз умудряясь делать это без всяких двусмысленностей, а словно и правда старший, заботящийся о младшем, повел его в университет, наконец, отпуская его плечи, чтобы он не чувствовал себя неуютно еще и из-за этого, но готовый в любой момент поддержать.

=====> Медпункт университета

Отредактировано Михаэль Клейн (2009-02-03 01:35:05)

0

23

Кажется, судьбе было угодно всё же свести их с доктором в замкнутом пространстве.
Брэндон, конечно, мог ещё посопротивляться, но парень понимал, что чем скорее они закончат с формальностями, тем быстрее он избавится от смущающего его влияния и общества герра Клейна. Кроме того, сейчас доктор выглядел и впрямь взволнованным его состоянием, по крайней мере выражение его лица было серьёзным и слегка обеспокоенным.
"Интересно... он ко всем так?.."
Брэндон старался выполнять всё то, что сказал ему доктор - не дышать глубоко и не зажимать рот ладонью. Призрак будущих соревнований и ректора неустанно маячил над душой.
- Спасибо, герр доктор. - Фалькен несколько смутился, понимая, насколько необоснованными были его подозрения, и какими поспешными - выводы. - Простите, что доставляю Вам лишнее беспокойство. - голос парнишки стал тише, ему и впрямь было стыдно.
"Плохо тренируюсь. И вот результат."

--------> медпункт

0


Вы здесь » die Konfrontation » Центр » Площадь