die Konfrontation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » die Konfrontation » Первый этаж » Актовый зал


Актовый зал

Сообщений 1 страница 30 из 49

1

Очень хорошо освещенный и вместительный актовый зал с мягкими креслами, где проходят все торжественные мероприятия
http://s42.radikal.ru/i097/0901/5f/75538cbfb064.jpg

0

2

Сейчас в актовом зале царила суета: по колледжу уже прополз слух о прибытии ректора, и все стремились срочно заняться делами. То есть, изображали бурную деятельность. Громыхали коробки, шелестела мишура, летал серпантин, в общем, обстановка была почти праздничной.

Лай, в обнимку с большим пакетом, удачно скрывающим его лицо, прошёл у дальней стены и стал в углу, позволявшем ему обозревать весь зал, но в то же время самому оставаться максимально незаметным. Сейчас он чуть потерянно улыбался, осматриваясь. Как обычный нанятый работник, который пытается свыкнуться с новой обстановкой и помещением. Его фирма направила его на предпраздничный техосмотр систем освещения, и сейчас парнишка думал, как бы поудачнее добраться до щитка с пробками у сцены...

..И даром, что настоящий электрик сейчас лежал в одном неглиже в дешёвом номере отеля, безуспешно пытаясь избавиться от кляпа и верёвок. Между прочим, его костюм был слегка маловат для Лая, отчего сидел.. ну очень в обтяжку, соответственно, парень привлекал к себе активное внимание многих студентов. Впрочем, там было, на что посмотреть - светлые волосы красиво контрастировали с ровным золотистым загаром, таким несваойственным заснеженной погоде. На красивом лице ярко сияла улыбка, а синие, глубокие глаза, полускрытые длинными ресницами, смотрели пронзительно и прямо.
И мало кто видел, что на самом деле взгляд цепко блуждает по толпе, ища одного единственного человека.
"Если я правильно понял, он должен появиться с минуты на минуту"

Полчаса назад Лай лежал на крыше соседнего здания, рассматривая в прицел винтовки свою цель. Особо много не увидишь, окна ректорского кабинета  на тот момент были полузашторены,  но почему-то запомнились.. губы. Мягкие, но с жёсткими складками, в уголках затаилась полуулыбка - губы у его заказа были божественны. Лайонел сам не заметил, как с удовольствием облизнулся. Это будет приятная работа, и заказчик останется доволен.

0

3

---->>  Первый этаж ------> Кабинет ректора

- Стройсь! Смирно! – условный сигнал или вой сирены перед бурей? Вольфганг, надев еще перед актовым залом фуражку, спокойным, обычным для него твердым и уверенным шагом вошел в актовый зал. Ему не обязательно было видеть, как всего несколько мгновений назад студенты носились по залу, не зная куда себя деть, как преподаватели гоняли этих самых студентов то одному, то другому, напоминая о форме и поведении. Ректор не любил растяп и растреп, от одной встречи с ректором можно было отхватить целую горсть дополнительных часов воспитательной работы, где-нибудь в парке или на плацу… Про то что с длинными волосами перед ректором вообще нельзя появляться – знал каждый второй, потому как первых перед ними как раз… стригли. Довольно радикальным методом. Был у Вольфа любимый охотничий нож. Попасть под него не хотел никто.
Вольф обвел ровный строй студентов взглядом. Замы выстроились где-то во главе живой стены.
- Честь отдать! – разом поднявшиеся к козырькам фуражек руки, разом ставшие каменными лица… Ректор отсалютировал своим студентам тем же.
- Вольно, - низкий бархатный голос майора был хорошо слышен в зале. Кениг снял фуражку с головы, взяв её в правую руку, - Поздравляю вас с наступающими праздниками и каникулами, адальбертовцы. Нам предстоит праздник в честь рождества, встречи с родными и веселье. Придется потрудиться, чтобы создать атмосферу праздника, но нам это не впервой. Внимательно слушайте и исполняйте указания преподавателей, и общими усилиями мы закончим все в ближайшие пару часов. Не растягивать же «удовольствие по подготовке к празднику» на весь день как в Бруно? –студенты заулыбались и Кениг слегка улыбнулся в ответ, затем жестом сказал преподавателям заняться формированием групп по украшению. Что такое подготовка праздника? Это план. Планы Кениг строить умел и любил. В том числе он любил рождество, считая его как минимум прекрасной возможностью как для студентов, так и для персонала побыть со своей семьей. Поэтому из года в год праздник этот в Адальберте готовился со всей военной строгостью и исполнительностью, оперативно и складно, а отлынивающие от совместных работ отправлялись на иные общественные работы, которые являлись менее приятными для исполнения.
Так и сейчас план по работам был разработан еще за неделю до начала приготовлений, вещи заказаны, материалы доставлены, оставалось все лишь нарядить и отправить студентов на пары, если таковые сегодня у них еще остались.
Вольфганг следил за перемещениями людей в зале, выловил зама.
- Системы освещения проверили? – «Пожарники были вчера вечером, «белые халаты» проверили все вчера с утра. Зачем звонил Курт?» - заместитель кивнул в сторону одного из углов зала.
- Пришел, но пока еще не добрался до сцены.
- Пусть добирается, -
Кениг пригляделся к фигуре в углу, но из-за мельтешения в зале толком так и не смог ничего в нем отметить, отправившись смотреть, как наряжают елку.

0

4

Отлично. Превосходно.
Настроение у Лайя было великолепным. Ректор и впрямь был выдающейся фигурой, и, если задание выйдет из-под его, Лая, контроля, то последствия могут быть весьма печальны. Придётся прилагать усилия, чтобы их избежать. На тот момент, когда студенты замотались ещё быстрее обычного, О`Коннелл уже добрался до щитка, и вовсю ковырялся в электронике, умудрившись зажать зубами две отвертки, заткнуть за ухо третью и пристроить на лбу фонарик. Сейчас было довольно светло, освещения из окон было предостаточно, и поэтому  Лай мог спокойно позволить себе выключить электроэнергию на всём этаже. В технике парень разбирался, и технику он уважал. А потому именно сейчас он действительно с чистой совестью проверял проводку. Детки ведь не хотят, чтобы рождественская ёлочка вспыхнула в самый торжественный момент?..
Проверив кабели, настала очередь главной линии, проходящей под самым потолком у сцены. Какие-то мальчишки как раз притащили стремянку, кою Лай и позаимствовал, взбираясь повыше, и не замечая, что парочка студентов осталась торчать под лестницей, многозначительно хихикая.
Быстрый взгляд в сторону - и блондин отметил, что ректор стоит совсем рядом, так, что, кажется, он может почувствовать запах его одеколона.
"На редкость привелекательная фигура.."
На этой радостной ноте мысли Лая были прерваны покачнувшиеся лестницей и дружным хохотом тех самых ребят, что не спешили возвращаться к своей работе, а занимались рассматриванием задней и нижней части О`Коннелла.
"Merde!"
Только и успел подумать парень, профессиональным жестом метателя ножей перехватывая все свои отвёртки - что-то, а их он боялся потерять даже больше, чем навернуться с трехметровой высоты...

Отредактировано Лайонел О`Коннелл (2009-02-05 17:41:36)

0

5

Счастье студентов было прервано голосом одного из замов ректора.
- Чего встали, остолопы?! Быстро подняли стремянку! Два ч… - было продолжил спаситель электрика, пока студенты, прижав уши (если бы эти хитрые лисы могли так сделать), ставили стремянку обратно, но остановился. На плечо ему легла рука, которая его легко похлопала. Обладатель руки был второй зам.
- Штэйн, отправляй их вместе с моими прохвостами после обеда убирать сад, нам его все равно прибирать. Дадим территорию, пусть прибирают. А у электрика в этом году отличная реакция. Прошлого в медпункт увозить пришлось, - многозначительно хмыкнул зам, возвращаясь к ректору, который уже одним ему известным способом организовал протягвание гирлянды и усиленно в этом участвовал и не только словами.
- Да что ж вас стремянку держит полполка… - задумчиво вопросил Вольф, посмотрев с высоты стремянки на столпившихся внизу студентов, которые если не держали лестницу, то держали тех, кто держит лестницу, - Так, остались двое, остальные игрушки в руки и украшаем елку.
«Что-то не здоровое есть в этом блеске в их глазах…» - закрепив очередной виток гирлянды, он спустился на несколько ступенек вниз, где с ребятами закрепил еще пару витков, затем спустился вниз.
- Давайте с этой стремянкой в коридор, вешайте ленты.
- Есть, герр ректор!
– студенты понеслись дальше, - «Наверняка кто-нибудь с этих стремянок навернется… А Себастьяна сегодня нет», - Вольф оправил прическу и осмотрелся. Тьма народу, толпа полная действия. «А вы говорите хаос нельзя порядком сотворить. Со стороны поглядишь – сущий хаос».
Он прошел на сцену и обозрел весь зал.

Отредактировано Вольфган Кёниг (2009-02-05 18:13:01)

0

6

Лай весело рассмеялся, словно бы оценив шутку студентов - никто не успел рассмотреть беск взгляда парня, секунду колебавшегося, а не метнуть ли какую-нибудь отвёртку поненужнее одному из виновавтых в глаз. С него бы сталось.
- Ничего страшного, я сам таким был.. Это же святое дело - поиздеваться над чужаком. - Лайонел пожал плечами, обаятельно улыбнувшись и тут же очаровывая оставшегося рядом зама. Тот, уже наученный горьким опытом финансовых разборок с прошлыми электриками, только облегчённо перевёл дух (тайком, разумеется) и заулыбался в ответ. Сокращение финансирования их заведения распологало к дружелюбным отношениям с простыми работниками. Лай об этом знал, и на это рассчитывал.
- Герр Штейн?.. - Парень подхватил свою сумку, а другой рукой - под локоть зама, уводя его в сторонку словно бы для разговора, тема которого изрядно смущает электрика.
- Прошу прощения.. Видите ли.. Я изучил планы здания, и обнаружил, что основная линия нуждается в капитальной проверке... Главный кабель тянется под плинтусом точно в кабинете ректора, если я правильно понял планы.. Мне, конечно, весьма неудобно, но.. боюсь, мне всё-таки придётся внимательно ее осмотреть, в том числе и ту часть, что проходит непосредственно в ректорской.. там наиболее опасный участок. - Видя, что зам колеблется, Лай немного потерянно улыбнулся, как человек, которому надо выполнить работу, но этим он боится причинить неприятности. - Понимаете.. Будет очень плохо, если там закоротит.. И ректор пострадает..
О, нужная точка. На лице заместителя Штейна тут же образовалась решимость.
- Хорошо. Я дам Вам ключи, только постарайтесь там не напачкать.. шу штукатурка и всё прочее. С вами пойдут двое студентов.. Они покажут кабинет, и.. проследят, если вам что-то понадобится... "и потом мне расскажут, если что будет не так.."

"В общем, надсмотрщики мои - это парочка сопляков. Замечательно!"

Лай улыбнулся с облегчением, и потряс руку зама.
-Я справлюсь быстро, герр Штейн, не сомневайтесь. И потом передам ключи лично в руки.

Быстрый взгляд на мужетсвенную фигуру, замершую на сцене.
"Кажется, он тут надолго.. Тем лучше." Лай улыбнулся, отрывая долгий взгляд от Волка, и направляясь к выходу из зала.

--->  Кабинет ректора

Отредактировано Лайонел О`Коннелл (2009-02-05 18:42:22)

0

7

Стоя на сцене, Вольф не без удовольствия отметил, что работа спорится даже несмотря на обычную нерасторопность студентов. В этом здорово помогали будущие выпускники Университета, которые за столько лет обучения научились не только исполнять приказы, но и перекладывать их на тех, кто подворачивается под руку. Армейская бюрократия в действии. Замы позволили себе немного расслабиться, хотя присутствие начальства на месте работы обычно создавало ненужное напряжение. У некоторых студентов усердие начинало выходить за рамки разумного, что порой приводило к плачевным результатам.
- Герр ректор.
Штэйн подошел к Вольфгангу, который решил обойти сцену. Вольф кивнул, показывая что готов его слушать.
- Электрик отправился проверить всю основную линию, с ним двое студентов.
"Чтоб не заблудился?" - Вольф задумался.
- Хорошо, пусть проверяет. Под ректорской тоже будет проверка?
- Да..
- Ада разберется,
- за кулисами нашлись ящики неопределенного происхождения с каким-то хламом, - Это вынести.
Вольф ощутил как телефон в кармане вздрогнул. Пришло сообщение. Оставив заместителей и учителей разбираться с украшением зала, Вольф отошел в сторону, чтобы не преграждать проход коробкам и студентам и прочел пришедшее сообщение.
"Курт... В Германию значит", - не самая лучшая новость в такой день... просто так такие люди никуда не вылетают. Тем более с другой стороны планеты, - "Пальто у Ады и пойти в беседку. Может еще успею дозвониться"
Вольф отправился к своему секретарю за пальто.

----->> первый этаж -----> кабинет ректора

0

8

Тем временем, пока ректор то умирал в больнице, то готовил ужин со своим киллером у себя дома, зал и университет были украшены и, благодаря неустанному контролю Ады, готовы к приему гостей. В том числе был подготовлен и фуршет. Старшекурсников порядком удивило то, что Вольф не появился для проверки работы, но посчитали, что у ректора есть на то веские причины. Обычно он следил за всем от начала и до конца.
В зале царила атмосфера надвигающегося праздника, люди постепенно подтягивались в университет.

0

9

Кабинет ректора ------>
Зал гудел как улей. Все о чем-то разговаривали, студенты что-то обсуждали. Основной темой было прибытие ректора в университет в компании некоего блондина в форме, который не меньше горячо любимого (и тайно ненавистного) ректора был похож на солдата СС. Старшекурсники видели его впервые, преподаватели предпочитали отмалчиваться, а секретарь Волка покинула свое рабочее место как только приехал босс, впрочем, студенты больше строили предположений о плане по разгрому Бруно, нежели, размышляли о причинно-следственных связях. Те, чьи родители приехали на праздник, знакомили родителей с друзьями, рассказывали о жизни в университете (о которой не боялись рассказать).
Когда двери в зал открылись и на пороге появился Вольф, студенты как один по приказу преподавателей вытянулись по струнке, приветствуя главу Университета. Вольф прошел в образовавшийся проход, поприветствовал родителей, с кем был знаком, посадил Лая в первом ряду рядом со своим местом и поднялся на трибуну. Речь и торжественная часть заняла где-то полчаса, затем начался собственно праздник и Вольф вернулся "к людям".
- Не люблю много говорить, - признался Лайонелу Вольфганг, подойдя к первому ряду. Публичные выступления его утомляли.

0

10

По факту своей работы Лай привык быть незаметным, и сейчас всеобщее внимание его откровенно смущало и напрягало. Половина взглядов была откровенно недоброжелательной, особенно отличались студенты-старшекурсники, на лбу которых большими буквами был написан фанатизм по их обожаемому ректору. А тут - как же - непонятно кто рядом отирается. Враг! Лайонел лопатками ощущал подкрадывающиеся неприятности. Однако речь Вольфа слушал с удовольствием. надо же - без подготовки, без бумажек, а сказал так, что зал притих, а затем разразился бурными овациями,  и общее настроение явно приподнялось. Когда Воль пробился к нему сквозь толпу жаждущих пожать его крепкую ректорскую руку, прошло уже немало времени. Лай хотел что-то сказать, в ответ на фразу майора, похвалить эту речь, которая и правда проняла до глубины души, но тут  Вольфгана окружили родители, и, кажется, даже мелькнула пресса в попытке взять интервью, и Лая в какой-то момент просто оттёрли в сторону. Хотя, как он подозревал, не обошлось без дружного участия тех самых старшекурсников, которые разрывались между желанием узнать, кто этот светловолосый незнакомец и воткнуть ему вилку в глаз.
К нему подошли несколько ребят, ненавязчиво оттирая в сторону фуршетного стола и поздравляя с рождеством, видимо, в попытке завязать разговор.
Никто не узнавал в подтянутом, строгом офицере беззаботного мальчишку-электрика.
Пожав плечами, Лай решил, что не маленький, и сумеет дождаться, когда Воль, наконец, освободится от своих обязанностей и доберется до него. Чем громче становился шум и гомон, тем более раскованные мысли одолевали Лайонела.. О его чемодане и вещах, оставшихся в доме Вольфгана, о бордовой спальне в том же крыле, где находилась спальня хозяина, о шампанском, которое он пил, и которое било в голову, о горячем и страстном поцелуе на кровати...
От воспоминаний слегка закружилась голова, и горячая волна пробежала по телу. Сегодняшний вечер обещал быть.. приятным.
Да хотя бы и последним в жизни Лая.
Невольно найдя взглядом высокую фигуру в центре зала, Лайонел уже не спускал с неё глаз, и взгляд его был вполне однозначным.
"Знаешь ли.. я безумно хочу тебя, волк."

0

11

Менгеле-старший прошел в актовый зал, лишь небрежно кивая некоторые знакомым, продолжая напутстовать сына.
- Я подойду сразу после приветственной речи ректора, так что держись меня. Если заметишь хоть что-то, дай мне знак. А теперь свобден.
Кристофер чуть склонил голову перед отцом и четким шагом отправился к стоящим неподалеку третьекурсникам, уже четко зная, где будет его место, становясь аккурат там, расставив ноги на ширине плеч и скрестив руки за спиной. Пока не было ректора, можно было постоять и по стойке "вольно".
Студенты не спешили заводить разговор с излишне серьезным студентом, точно зная, что от него, кроме "да" и "нет", редко чего толкового добьешься. Вот если попросить его с кем-то потренироваться, это другое дело! Но это было себе дороже, ибо преподаватели по физ.подготовке были не такими требовательными. Поэтому такое бывало только в крайних случаях.
Заметив, что у входа началось какое-то движение и начали доноситься еще боее взбудораженные голоса, кадет мигом вытянулся по стойке смирно, быстрым взглядом оглядывая появившегося светоча университета и.. кажется, какого-то его друга. Ничего особенного в этом парень не увидел, разве же у военных не бывало друзей? А в свете открывшихся событий, это было даже на руку, что вожак не один..
Внимательно слушая речь Кёнинга, Кристофер, впрочем как и все, едва не раздувался от гордости и трепета. Еще бы, учиться под началом такого человека! Не каждому выпадет в жизни такая удача.
Правда, стоило речи закончиться, как Кристофер сразу же отправился к отцу. Бежать к ректору и донимать его глупыми разговорами было не к лицу будущему офицеру, да и стоять и долго апплодировать сейчас было непозволительной роскошью.
Однако, отец уже вовсю вышагивал навстречу и выглядел более чем хмурым. Подойдя к сыну, он схватил его за локоть и ловко повернул в сторону стоящего у фуршетного стола светловолосого мужчины.
- Это наш враг. Лайонел, - просто сказал полковник, точно зная, что сын все понял, и не надо ему пояснять, что он успел изучить всех возможных наемных убийц, что узнал бы это лицо, даже если бы тот попытался замаскироваться. И уж точно не надо было объяснять, что надо избавиться от этого субъекта и как можно быстрее. - Без шума.
Кадет тихо кивнул, уже не сводя глаз с высокой фигуры. Что ж, когда цель определена, все куда как проще.
- Здравствуйте,- кадет возник за спиной Лайонела, прожигая взглядом его макушку. - Я Кристофер Менгеле, 3 курс.
Умудрившись даже улыбнуться, чуть отшагнул, давая мужчине повернуться, чтобы можно было посмотреть в его глаза.
- Вы не могли бы мне кое в чем помочь? Я был бы вам очень благодарен.
Применив свои нехитрые актерские способности, парень выглядел то ли несколько смущенным, то ли даже растерянным от того, что решился на этот разговор. Хотя, он на самом деле ведь не бывал никогда таким, а потому можно было сказать, что он почти и не играл, пытаясь изобразить какие-то потуги к более вразумительному разговору.
- Это на счет ректора.. - доверительным тоном сообщил кадет, переминаясь с ноги на ногу. - Мы могли бы поговорить? Там где не так шумно..
Кристофер виновато оглядел толпившихся вокруг ребят, ясно давая понять, что хотел бы поговорить о том, что не предназначено для чужих ушей.
- Мне очень нужно поговорить с его знакомым или даже другом, - на лице так и написано, что потерять такую возможность парень ну очень не хочет. Ну еще бы.. Кто же захочет упустить возможность избавиться от киллера, поягнувшего на святое?
"Кажется.. просят как-то так?.."

А полковник тем временем добрался до Вольфгана, умудряясь одним взглядом заставить остальных родителей найти неотложные дела и разойтись.
- Вечер добрый, майор, - тихо кивнув, Альберт приглашающе указал рукой в дальний угол, ясно давая понять, что пока не поговорит, никуда он не денется. И ректор тоже. - Мы могли бы поговорить, герр Кёнинг?
Прекрасно понимая, что ректора уже наверняка достали предупреждающие звонки и прочее, все же решил, что стоит хотя бы попытаться. Да и потом, надо как-то отвлечь его, пока сын не уведет отсюда наемного убийцу.
"Никогда бы не подумал, что ты так беспечен! Что в твое доверие так легко втереться.."
Явно недовольный тем, что к ректору подобрались уже настолько близко, он уже прокрутил всевозможные варианты того, что можеты быть, если его сын не справится.. Или же наоборт справится. Сейчас идеального исхода дела не предвиделось.

0

12

Вольфганг как обычно спокойно разговаривал с любым, кто к нему подходил, понимая, что сегодня всем присутствующим в зале можно забыть на мгновение о том, что волк ректор. А Вольфу забыть, что он вообще-то военный. Альберта майор заметил, еще выйдя на трибуну. Трудно не заметить взгляд, который в равной степени пригвоздит вас к полу, если вы только сами подобным взглядом не обладаете. Вид у полковника был мрачный... таким мрачным Кёниг помнил Менгеле только в день, когда выяснилась, что отдел Вольфа прикрыли медным тазом и куча талантливых убийц теперь будет разбросана по свету, где им, возможно, придется бороться друг против друга.
- Добрый вечер, полковник, - волк даже позволил себе легкую улыбку, уже предчувствуя, что сейчас его будут отчитывать. И он даже знает за кого. За красавца "лейтенанта" возле стола с фуршетом, - пойдемте, герр Менгеле, - Кёниг спокойно вместе с отцом Кристофера отошел в предложенный угол, - Сегодня мой телефон пользуется феноменальной популярностью. А ведь с обеда я уже мертв.
Снежные глаза посмотрели в глаза полковника, Вольф говорил серьезно и спокойно, рассказывать ему о том, что его жизни угрожает опасность смысла не было и волк говорил об этом с самого начала.

Отредактировано Вольфган Кёниг (2009-03-03 17:17:17)

0

13

Возможно, Лай и не обратил бы внимания на мальчишку, однако, тот сказал волшебное слово - "ректор". Мгновенно развернувшись на пятках, Лай расплылся в улыбке.
- Доброго вечера, герр Менгеле. Лайонел О`Коннелл, рад знакомству.
- Беглый осмотр, и Лай уважительно качнул головой - ростом кадет вышел однозначно. Пришлось даже чуть поднять голову, а ведь Лай сам был не маленький. Красивое лицо, немного дикий взгляд, впрочем, умело скрываемый за длинными ресницами.. Волчонок, одним словом. Достойный "оболтус" ненаглядного ректора.
Чуть кивнув головой в ответ на молчаливые просьбы Кристофера, Лай показал, что понял его, и поддержал игру:
- Знаешь, я никогда не был в вашем колледже. Может, проведёшь мне небольшую экскурсию?.. Заодно и изложишь своё дело.

Возможно, мальчишка заметил что-то подозрительное. Может быть, Лютер уже здесь, и, в качестве мести, точит зуб на Кёнига. Этого нельзя было допустить! Внутренне Лай сжался - его охватило натуральное беспокойство. Найдя взглядом майора, он убедился, что рядом нет никого, внушающего подозрения, а мрачный тип, разговаривающий с волком так вообще умудрился вогнать последнего чуть ли не в краску. С такими друзьями не страшно. Прикроют - это Лай за версту видел. Знать бы ещё, от кого...
Убедившись, что ректор не собирается подвергаться нападениям прямо сейчас, Лай спокойно последовал за парнишкой.

0

14

- Взаимно, - более чем искренне отозвался парень. Ну еще бы он не был рад знакомству! Ведь никак не ожидал, что они встретятся так быстро, да еще и так удачно все сложится..
Благодарно улыбнувшись, Кристофер кивнул, приглашающе кивнув в сторону двери.
- С удовольствием покажу Вам университет, - по-военному четко развернулся к двери, ведя гостя и врага номер один за собой. - Думаю, вам захочется увидеть абсолютно все?
"Напоследок.."
- У нас много интересных мест.. - едва сдержав хищный оскал при мысли об этих самых интересных местах, кадет распахнул двери перед мужчиной, оказывая свое уважение перед вышестоящим. И заранее подготавливая его к тому, что выходить или заходить куда-то ему придется перед парнем. А как еще заставить военного оставить спину открытой? Показать уважение и трепет, более и не требуется. Легкий кивок головы, и они сделают первый шаг. Этому научил отец, который, к слову, уже отвел ректора в сторону, давая сыну свободу действий.

=====> Коридор первого этажа

Неспешно последовав за ректором, Менгеле-старший лишь на секунду обернулся, замечая, что сын уже вступил в контакт с объектом. И кажется, даже удачно.
"Хм.. возможно, он и не настолько плох, как я считал."
Тихо кивнув самому себе, полковник уже внимательно смотрел на ректора, словно пытался понять, что в нем изменилось, что он ведет себя так неаккуратно.
- Так я и думал. Уже устал слушать, что тебя в любой момент могут отправить на тот свет? - мужчина скрестил руки за спиной, тихо усмехнувшись. - И конечно же уже бесполезно тебе говорить, чтобы ты отсиделся дома, пока мы не поймаем врага. Тогда я поговорю с тобой о другом..
Цепко вглядываясь в холодные глаза, Альберт сделал еще один шаг к нему, говоря тихим, но стальным голосом.
- Майор, я никогда не поверю, чтобы вы не почувствовали угрозы в том, кого вы привели в собственный университет, к своим студентам, за которых отвечаете головой, - переход на вы говорил о том, что мужчина крайне недоволен тем, что он узрел. - Я не верю, что интуиция Волка дала сбой. И тут возникает вопрос, почему тот, кто отвечает сегодня за безопасность не только своих кадетов, но и их родителей, приводит в стены университета врага? Не помню, чтобы в специальном отделе вас обучали беспечности.
Замолчав, мужчина мрачно уставился на ректора, явно ожидая ответов, которые бы ему показались хотя бы удовлетворительными.

Отредактировано Кристофер Менгеле (2009-03-03 18:07:54)

0

15

"Бьешь по самому больному? - Вольф внимательно слушал Менгеле. Кёниг вообще всегда внимательно слушал старших по званию, что бы они не говорили, - Имеешь полное право. Да только великая интуиция Волка в этот раз подпускала этого самого врага так близко, что он без зазрения совести мог бы убить меня не раз и не два."
Тяжелый взгляд Альберта опустился волку на плечи огромным грузом, притягивая брюнета всеми возможными силами к земле, но Вольф несмотря на это продолжал стоять и ждать. Альберт был прав. Волк противоречил самой логике службы. Едва он узнал о том, что Лайонел его киллер - он должен был по всем законам убить его на месте. Но он привык слушать чутье, а оно сдерживало поспешные действия военного всеми силами.
- Полковник, меня уже отправили на тот свет. Сегодня в обед я лежал в частной клинике "Терклиц" и с того света меня достали лишь благодаря тому, что мой убийца сам сказал, что нужно делать, - Вольф отчитывался, так, словно вновь попал в спец отдел, снова встретил тогда еще майора Менгеле, который пристально следил за становлением "идеальных солдат". Да, у Вольфганга всегда была идеальная интуиция. Его чутью можно было смело доверить проложить путь по заминированному полю, на котором предусмотрена лишь одна тропа. Вольф бы её нашел. Один.
- Сегодня впервые, когда я отчетливо слышал, что Лайонел О`Коннелл киллер, отправленный меня убить, мое чутье отнеслось к этому совершенно спокойно. Только оно позволило мне привести его сюда, мой полковник. Только оно подпустило его ко мне так близко, что этот человек был в моем доме. Единственный, кого сейчас стоит охранять - Лайонел. Вам уже доложили, что Курт мертв? - Вольф смотрел прямо и не отводил взгляд. Менгеле прекрасно знал, что этот взгляд, уверенный в своей правоте, не изменится ни через неделю карцера и наказаний, ни при угрозе расстрела. При этом это был самый верный и преданный своему руководству взгляд.

Отредактировано Вольфган Кёниг (2009-03-03 18:57:07)

0

16

Не верилось.. Что вот этот мужчина, который единственный никогда не отводил глаз от грозного взгляда Менгеле, один из лучших военных, которых он когда либо встречал, истинно преданный своему делу и своему начальству, профессиональный убийца и истинный ариец, сейчас оправдывал того, кто собирался его убить.
- Кажется, майор, вы забыли, кого выращивают в Бруно. Это их работа, уметь найти все лазейки, суметь втереться в доверие, и уверить вас, что это для вашего же блага, когда они нажимают на курок. И насколько я знаю, Лайонел закончил свое заведение с отличием. А уж его боевое прошлое.
Кажется, мужчину не то, что не смутило, что наемный убийца спас жизнь ректору, а наоборот заставило найти лишь еще больше причин ненавидеть этого белобрысого врага.
Хотя, Альберт и сам бы не сказал, почему немного успокоился. Да, полковник доверял настоящей животной интуиции Волка, и если бы дело не было настолько серьезно, он бы тотчас же развернулся и уехал со спокойной душой. Да только его собственная интуиция подсказывала, что дело здесь далеко не в благодарности ректора за то, что ему дали отсрочку.
- Вольфган. Я никогда не замечал в тебе сентиментальности. Так с какой стати ты настолько доверяешь человеку только потому, что он вытащил тебя из больницы? И ответь на вопрос - а не он ли тебя туда же и уложил?
Мужчина тихо качнул головой, словно уже на все сто процентов знал ответ.
- Ты впустил в дом киллера.. В оба дома..- задумчиво протянул Менгеле, медленно оглядывая лицо Вольфгана, все же внутренне гордясь тем, что взгляд этого человека не изменился, а потому угрожать ему было бесполезно. Но, в конце концов, не зря он когда-то растил из него идеального солдата, он знал, что студенты - его ахилесова пята. - Охранять Лайонела? Ты понимаешь, о чем сейчас говоришь? Ты собираешься не просто вмешаться в дела двух организаций, противостоящих друг другу, но и втянуть в это дело студентов? Да, мне более чем известно, что Курт уже мертв. Так что мешает сюда явиться Лютеру? А уж про его методы ты знаешь. Что ты будешь делать, если он придет сюда? Отдашь ему голову Лайонела или подставишь своих, защищая чужака? Ты не хуже меня знаешь, что выбор у тебя.. У нас всех небольшой.
Менгеле никогда не подыскивал слов помягче, он искренне считал, что если хочешь чего-то добиться от человека, то стоит сразу рубануть с плеча. А уж в этой ситуации можно было поиграть и всевозможными вариантами исхода.
Заметив, что к ним робко вышагивает какой-то студент, мрачно на него взглянул, заставляя ретироваться как можно дальше, благо, что не перекреститься. И мимолетом обратить внимание, что ни сына, ни киллера уже нет.
"Замечательно.. Лайонел так просто попался в ловушку. Теперь ему никуда не деться. Если только ты не вздумаешь вмешаться, майор."
И вновь перевести взгляд на ректора, надеясь, что его здравый смысл и военное воспитание все же возьмут верх.

0

17

Едва уловимо Менгеле все же успокоился. Теперь его напряжение было направленно на собственно сомнительность происходящей ситуации, а не на то, что волк растерял остатки интуиции. О нет, сентиментальностью Волк не страдал. Собственно как и отсутствием интуиции. Но и отрицать он ничего не собирался. Он никогда не оправдывался за свои действия. Он их совершал.
"Бруно? Лай, ты меня поражаешь, так эти приступы "закрытия эмоций" всего лишь последствие обучения в Бруно? Там тебя научили бежать прочь от тяжелых тем?" - отвлеченно подумал волк, вспоминая какие откровенно честные эмоции он наблюдал за прошедшие пару часов на лице этого мужчины. Лишь иногда что-то вроде тени игры, иногда что-то, что закрывает личину. Но в остальное время - ни нотки фальши.
- Он дал мне сигарету со снотворным. До сих пор не могу понять, почему взял её. Конечно же система восприняла наркотик как угрозу моей верности стране и стала подавлять действие наркотика. Подозреваю, что ферменты со временем утрачивают свою эластичность. Я бы, наверное, умер, не озаботься он моим состоянием, - Вольф внимательно смотрел в глаза Альберта, - Когда я проснулся в больнице, конечно же меня больше всего заинтриговало молчание чутья, - "Подобные мелочи я обычно обхожу не замечая. Но ведь я взял сигарету".
Альберт вновь заговорил о студентах. Вольф в деталях вспомнил каким он видел Лютера в последний раз в Америке два года назад. Пустой взгляд, отстраненное выражение лица, полная ассоциальность во всем. Очень импонировал волку. Тогда они друг на друга посмотрели и решили больше не встречаться. Хотя позже Лютер все же задолжал услугу немецкому коллеге. Нет, Лютеру плевать на студентов, другие организации и существование Лайонела как такового. У него просто есть работа, и любой, вставший у него на пути станет не менее живым, чем его "клиент".
- Любой, кто встанет на пути у Лютера заведомо выкопал себе глубокую могилу, но он не тронет никого, кто находится на моей территории. Поймает вне моего дома и Университета, выманит, устранит, но сюда он не придет. Он не маньяк, он профессионал. Жаль, что ему пришлось прибыть в Германию, - Вольф невольно вспомнил звонок от этого типа. Своеобразная благодарность... учитывая случайность произошедшего, - Я не брошусь под перекрестный огонь, защищать Лайонела от его убийцы. Такие вопросы решаются лично, мой полковник.

0

18

И все же это была беспечность.. И в военное время это было бы преступной беспечностью. Если бы Менгеле так хорошо не знал Кёнинга, он бы сейчас лично препроводил его к "своим" людям, которые бы любыми путями выбили из него признание, чтобы убедиться, что ректор не поглядывает на чужую сторону с излишней благосклонностью.
- Тебя в первую очередь должен был занять вопрос, как убить того, кто посмел посягнуть на твою жизнь, Вольфган, - пожурить получилось почти по-отцовски, если бы не хмурый взгляд повидавшего виды военного. - А ты небось в шахматы сел играть, любуясь на природу из окна.
Полковник тихо усмехнулся, прекрасно помня, как даже в госпитале Волк умудрялся сохранять свою.. стать. И как все медсестры вились вокруг молодого парня, лениво передвигавшего шахматные фигурки по доске. Только, вот сейчас явно время было не для подобного. Сейчас могли столкнуться лоб в лоб две крупные организации, которые ни перед чем не остановятся для достижения своих целей. И уж тем более сейчас никто не будет останавливать Лютера.. Ему наверняка уже дали приказ принести голову Лайонела на блюдечке. И головы тех, кто попытается этому помешать. Хотя оставалось надеяться, что Кёнинга в расход не захотят пускать.
- Хорошо хоть ты понимаешь, что с ним связываться - это лишняя головная боль, - полковник еще раз прошелся быстрым взглядом по лицу ректора, словно искал ответы не только в его словах и глазах, но даже в изгибе тонких губ. - Тронет, майор. Уже тронет. Возможно, с Куртом у них и не было дружеских отношений, но.. Ладно, будем на чистоту. Лютер профессиональный военный. Но, знаешь, Ганибал Лектор был превосходным психологом. Уверен, ты понимаешь, о чем я толкую. И сейчас ему показалось, что убийство Курта, это плевок лично в его сторону. А значит, он будет искать Лайонела, он его найдет, и СРАЗУ за ним придет. И я надеюсь, что когда это наступит, это будет не в этих стенах. И ты вспомнишь свои слова.
Несколько мгновений помолчав, Альберт опустил руку на плечо ректора, чуть сжимая сильными пальцами. Вообще он редко позволял себе подобные панибратские отношения, но что уж греха таить, из всех его "волчат" этот был любимчиком. Вот был бы сын таким же хоть когда-нибудь..
- Не подставляй ни своих ребят, ни себя. И считай это приказом. Ты не будешь вмешиваться во все это, - тихо похлопав, мужчина убрал руку, смотря в глаза ректору. - А Лайонела оставь нам. Ты же не будешь против?
И не пойми, то ли утверждение, то ли вопрос.

0

19

Разговоры, разговоры, разговоры. Почему Менгеле изначально не сказал этого волшебного слова? "Считай это приказом". "ПРИКАЗОМ" и все вопросы решаются автоматически. Ректор превращается в майора, гражданский в погонах становится солдатом без собственной воли. Теперь ему можно говорить что угодно. Прыгнуть с крыши или обслужить (в любом смысле) роту солдат - что угодно. Это Приказ. Самая большая Буква Закона в жизни Идеального солдата.
Сомнительно, что кому-либо когда-нибудь в голову приходила мысль о том, что появятся люди, которые в гражданской жизни представляются обычными, хоть немного и асоциальными, а в остальное время представляют собой лишь идеальное оружие. Он был таким. Он не был особенно загадочным или таил в себе сотни тайных помыслов (вполне вероятно, что какие-то собственные мысли у Кёнига относительно происходящего были, был даже план, но об этом никто не узнает), он просто был оружием. Его задача выполнять приказы руководства - остальное - не в его юриспруденции. В глазах Вольфганга угасло отражение бесконечных лун, что проходили над вечной зимой голубых озер Викингов. Фенрир вновь одевал цепи Глейпнир, пока Тюр смотрел в его глаза, не боясь, что когда-нибудь волк все же раскусит план асов и оторвет руку кормящую. Сейчас он молчит и смотрит из своей темницы в подземельях на мир смертных в ожидании Рагнарёка.
"Не задавай вопросов, на которые не хочешь получить лживый ответ", - говорил в свое время волку дед, сказал бы сейчас Альберту Вольф.
- Будет исполнено, мой полковник, - Вольфганг не ответил. Он принял приказ к исполнению по всем правилам. Каблуки щелкнули, рука дала салют руководителю. Пустые бездушные глаза, однако, не поднялись к небу, майор продолжал смотреть в глаза полковника. Что всегда пугало Менгеле в глазах его учеников? Этих солдат? Отражение ли замыслов его гениального родственника или осознание полной бесприкословной подчиненности законам? Что нужно сделать с личностью человека, чтобы он так радикально менялся, едва получив приказ? Внешне, может, волк и не изменился, но Альберт-то прекрасно знал, что сейчас этому солдату можно легко поручить убить Лютера. И никакой профессионализм киллера не спасет. Вольф при необходимости заберет жизнь американца с собой.
Но несмотря на внешнее смирение внутри у Вольфа разлилась страшная боль, словно изнутри выдернули что-то слишком важное, без чего жить он сможет очень не долго. Такая боль посещала его лишь однажды, в Америке, тогда он впервые осознал как больно терять любимых. Отчего же его мучает этот отголосок прошлого теперь?

0

20

Ну что ж, Менгеле не сомневался, что всего одно слово подействует на Вольфгана безотказно. Идеальный солдат - это заранее запрограмированная модель, которая обязана действовать так, как ей будет приказано. И если бы он попытался воспротивиться, это означало бы только одно - программа дала сбой. А это ох как нежелательно. Да и видит Бог, Альберту совсем не хотелось лишаться такого прекрасного военного, своего лучшего ученика. И совсем не хотелось, чтобы у кого-то возник хоть призрак мысли о том, что майор может действовать по своему усмотрению, когда в деле заинтересованы очень серьезные люди.
- Вот и хорошо, Вольфган, - кивнул полковник, ловя едва изменившийся взгляд ректора. Сейчас он словно ожидает введения новых данных, чтобы беспрекословно их исполнить. Только вот была загвоздка - у Менгеле не было для него прямых приказов. Кроме одного - отдать голову Лайонела, которую потом как эстафетную палочку отдадут Лютеру. И все снова будет тихо в Датском королевстве.
- Бруновцы, бруновцы.. - протянул мужчина, отворачиваясь к толпе, которая всё гудела, где-то раздавался веселый смех еще совсем мальчишек, неподалеку группка кадетов что-то усиленно рассматривала, собравшихся в тесный круг.. Обычный праздничный день в стенах университета Адальберта. Если бы только где-то сейчас в этих стенах Менгеле-младший не пытался убить наемного убийцу, а полковник зачем-то пытался объяснить Волку, что это для общего же блага. Посреди Рождественского вечера это казалось слишком нереальным даже Альберту, который никогда не отличался хоть какой-нибудь впечатлительностью.
- Как же удачно они входят в доверие даже к подобным нам, да, майор? Слышал нашумевшую историю об убийстве семейства священника в Магдебурге? Уверен, что слышал, этот священник был бывшим военным. Так вот один из выпускников Бруно умудрился прожить с этой семьей под одной крышей несколько месяцев. А после всех нашли мирно убитых по своим постелям. Всех.
Менгеле на пару мгновений замолчал, невольно нахмуриваясь, словно снова вернулся в то время, в тот самый дом, снова видел мертвые лица хозяина дома, его родителей, жены.. детей. Он не хотел нагнетать ситуации, и не хотел, чтобы это выглядело как уговоры о капитуяции, но это было попыткой одного товарища огородить от возможных нериятностей другого. В конце концов, это даже его прямая обязанность. Это был его солдат, его ученик, он за него в ответе даже сейчас.
- Я это все к тому, чтобы ты больше не доверял подобным личностям, появляющимся из неоткуда и угощающим тебя сигаретами, - посоветовал полковник, на несколько секунд вновь ловя взгляд Волка. - Ведь Лайонел за ту резню так и не ответил. Но это уже наша вина, упустили.
И снова отвернуться к праздничной толпе, ведь майор и так наверняка понял, что упускать этого поганца полковник больше не намерен.

0

21

Проблема подобного программирования всегда была одна. Солдат ждал до тех пор, пока не получит прямых приказов, обозначающих границы его работы (иначе ведь можно запустить его в вечный цикл), отчего собеседником он становился, прямо скажем, посредственным. Волк молчал. Не от того, что ему нечего было сказать, но... и не потому что программирование взяло верх над разумом. Вольф ждал приказов, но мучило его то, что он никак не мог понять "Почему?" подпустил к себе Лайонела так близко, Почему? у него так болит по нему сердце, Почему? душа ухнула куда-то вниз, едва он получил приказ "оставить Лайонела нам". В глазах темнело от бьющейся в голове крови, а майор смотрел на своих студентов. Не все, но часть из них станут такими же как он. Не киллерами или наемными убийцами, не бравыми офицерами или преданными исполнителями - они будут бессловесными машинами, которые ждут приказа.
"Ну же, Альберт, прикажи мне кого-нибудь убить, дай мне такое задание, чтобы я был занят. Занят довольно долго. Поверь, если ты отправил за Лайонелом всего одного кадета - у Лютера будет целая охота на редкого зверя. Ведь он... очень хитрый, мой киллер. О, он очень живучий... Священник, семья... это тоже твоих рук дело, Лай? Чудесно... я поступил с тобой так же, да?" - волк никогда не жалел, что стал таким. Не было повода, да и не всегда возникала необходимость в подобных предостережениях. Даже сейчас ему не о чем было жалеть. Он был предельно честен с Лайонелом. И лишь ему решать было все это игрой или нет.
Вольф от природы не умел играть. Он навсегда остался за сценой и ослепительным светом рампы...

Отредактировано Вольфган Кёниг (2009-03-04 16:49:12)

0

22

А майор продолжа молчать.. Этому золотому правилу всех военных этот мужчин научился почти сразу - молчать, если бьют, молчать, когда отдают приказ, молчать, если ты уже заведомо знаешь, что словами делу не поможешь.
Хотя Менгеле был более чем уверен, что мысленно Вольфган все еще ждет приказов, возможно, даже просит. Ведь то, что ректор привел в стены своего университета говорит лишь о том, что уровень его доверия к этому человеку поднялась с планки "никому не верю" до "я готов тебе верить". И сейчас отдавать такого человека тем, кто уж точно не оставит живого места на киллере.. Каково это?
Полковник вообще с трудом понимал человеческое доверие, все люди в его глазах делились на две категории - "в разведке я бы его сам пристрелил" и "с ним хоть против всей пехоты". Слово "доверие" в том его смысле, что употребляли большинство людей, он просто не понимал. И не принимал.
- Когда Лайонел вошел с тобой в контакт? - вдруг спросил Альберт, начиная выискивать взглядом своего сына. Что-то тот задерживался.. Не то, чтобы его волновало, что сын может пострадать, или что ректор вдруг решит помочь своему же убийце и побежит его вызволять.. Нет, он думал лишь о том, что Лайонел может выскользнуть прямо из его рук. А если честно, упускать его бы не хотелось. Желательно, конечно, живым, но и мертвым он стоил неплохо.
"Я надеюсь, что Кристофер запомнил, что никого ликвидировать не надо."
Но если честно, полковник искренне засомневался.. Последнее его слова сыну больше напоминали прямой приказ - "фас!", а для большинства военных это было как раз убийство врага. Что ж, оставалось сделать то, что Менгеле терпеть не мог - положиться на свою удачу. И если этот щенок не появится в ближайшие минут пятнадцать-двадцать, идти его искать и надеяться, что не придется объяснять его матери, как это сын был убит в университете, а своему начальству, почему это Лайонел снова сбежал прямо у них из подноса.
- И не звонил ли тебе еще Лютер? - выйдя из задумчивости, полковник привычно нахмурился. Если последний еще открыто не объявил войны, еще больше провоцируя свою организацию, то может получиться очень даже интересное дело..

0

23

Люди веселились, разговаривали, приятно проводили время. Студенты изредка поглядывали в направлении ректора, пытаясь понять состояние его разговора с отцом Кристофера, а встречая на себе взгляд ректора невольно расправляли плечи. Играла музыка, что-то говорили, кого-то звали... звенели бокалы... а в голове все смешивалось в непроницаемый шум, от которого Вольф мог отвлечься единственно сосредоточив свое внимание на редких уже репликах Менгеле. Полковник внимательно вглядывался в зал...
Вольфганг тоже отметил, что в зале... непривычно пусто. А пусто стало из-за длительного отсутствия в нем Лайонела и вечного примера студентам Кристофера Менгеле. Вот кто точно пойдет по пути оружия. Он для этого был практически идеален. Мысли мешались, путались... давно такого с ним не было. Кто знает, что бы сейчас отдал Вольфганг, чтобы только узнать, что и Кристофер и Лай целы и невредимы и их отсутствие всего лишь случайность. Но тешить себя пустыми надеждами волк разучился еще только попав в учебку. Там такие вещи выбивали вместе с духом.
- За полчаса до обеда сегодня днем, - ответил он на вопрос Альберта, невольно вспоминая как тихо падал снег сегодня... Какими яркими казались волосы Лайонела под солнечным светом... Как он устал от пустоты вокруг. Волк закрывал все это подальше, на время, когда приказ перестанет иметь вес. Он сможет разобрать все по нитям, увидеть чем взял его блондин. Определить свою слабость и силу Лая...
- Лютер? Он пытался до меня дозвониться еще до смерти Курта. После я получил от него лишь сообщение. Он сказал, что Курт мертв, - "Я бы решил, что он сам его убил, если бы не знал, что это сделал Лайонел... Меня Лютер отмел сразу. Иначе бы он не писал вовсе"...

0

24

- Сегодня.. - задумчиво повторил полковник, и его губы невольно дрогнули в кривой усмешке. Надо же, даже в идеальном солдате бывают.. недочеты. Кажется, программирование не могло иметь стопроцентного успеха, появлялись и такие непредвиденные протоколы, как обычные человеческие чувства и желания. Говорят, на старости лет даже отъяленным воякам хочется иметь близких друзей, семью, камин и удочку. Только вот Вольфгану до этих лет еще очень и очень далеко, тогда откуда такая тяга к врагу? А как еще назвать то, что Волк так спокойно привел в свой дом чужака? Да, майор никогда не отличался излишней осторожностью, но и дуростью, слава Богу, тоже.
Или же это как раз взыграла молодость, которой у мужчины почти и не было? Психика дело такое..
"Ничего. Как только Лайонел окажется у нас, мы быстро выясним, что он творил, пока находился в этом городе. А потом и что он творил по всему миру.."
Услышав про Лютера, полковник внезапно словно бы даже возрадовался (если подобное к нему вообще применимо), хотя сам недавно готов был рвать и метать об одной мысли, что увидит этого человека поблизости от университета и ректора.
- Вольфган, ты считаешь, что Лютер не нападет на тебя? - спокойно поинтересовался Менгеле, вот в этом вопросе решив присушаться к проверенной интуиции Волка. Если у психа Лютера хватило самообладания на то, чтобы не кидаться в омут с головой, а даже так любезно написать Кёнингу, то ситуация становилась все более и более удачной.
Полковник ехал сюда предупредить. По возможности даже задержать возмутителя спокойствия. Пока он ехал, свершилось непредвиденное, и этого самого возмутителя стоило убить, чтобы не вызвать серьезного кофликта. Но.. Если напарник убитого не станет пороть горячку, то у Менгеле появляется отличный шанс разыграть свою шахматную партию на этой странной доске, смешавшей и политику, и военных, и наемников.
"Пожалуй.. стоит сохранить жизнь этому поганцу.. На время."
Альберт перевел тяжелый взгляд на дверь. Ни сына, ни киллера, ни какого-нибудь перепуганного кадета, кричавшего о том, что либо нашел труп, либо увидел дерущихся офицера с учеником.
Правда, теперь возникала еще одна сложность - если сын так удачно нашел место для приведения приказа в исполнение, то где стоит его искать? И стоит ли вмешиваться, пока он еще не получил ответов на все свои вопросы.

Отредактировано Кристофер Менгеле (2009-03-05 02:07:47)

0

25

Волк уже со свойственной ему флегматичностью большого зверя на цепи смотрел на людей в зале. Все происходящее для него теперь проходило в каком-то напряженном ожидании команды "фас". В свое время, когда Кёниг был еще молодым и импульсивным (да, он далеко не всегда отличался подобным спокойствием и терпением) в кадетке ему дали прозвище "Король на волчьем пути", наверное за то, что неуемная жажда победы и блага для его "королевства" заставляла людей вставать за него и идти куда угодно, хоть в самый Ад, он умудрялся поднять на бой даже тех, с кем еще недавно дрался и из-за кого попадал в карцер. Но по прошествии нескольких лет Король превратился в Волка, а до статуса Короля Волков новоявленному оборотню было далеко. Так Вольф сросся со своей новой шкурой, потеряв наивность и импульсивность бывшего мальчишки, превратившись в хищника среди хищников.
Лютер таким не был. Для большинства он действительно был психом, но когда он впервые встретился с Вольфом, Волк понял, что перед ним стоит точно такой же убийца как он сам. Это было признание. Лютер отличался той породой силы и опасности, что передаются с кровью, в генах. Но маньяком он не был. Психом - да. Профессионалом - в большой степени. Но не маньяком. У Лютера был свой собственный кодекс, свод правил, которым он четко придерживался, в одно из них попал Волк.
- В Германии он постарается мне даже не попадаться на глаза, но он не станет прятаться, если я начну его искать, - "Потому что ему нечего бояться. Для него я как Клариса для вашего Ганнибала, Альберт"
- Странно, что нет Кристофера, без него в зале стало как-то пусто, - глубокомысленно заметил Вольфганг.

0

26

- Но ты не начнешь его искать, - словно бы продолжил за мужчину, ненавязчивым таким приказом. Правда, немного подумав, все же добавил. - Пока не поступит соответствующего указания.
Вообще бы пока хорошо было просто забрать Лайонела, да уехать отсюда в Центр, чтобы и Лютера за собой увезти и тех, кто тоже может явиться за головой этого треклятого Лайонела. Да и сыну бы тогда не пришлось так рано начать марать руки. Но с другой стороны, хорошая тренировка, пусть учится со школьной скамьи всему, может, даже станет нормальным офицером.
Вот и ректор невзначай поинтересовался об отсутствии Менгеле-младшего, который все не появлялся.
"Ты ведь все понял, Волк. И конечно же знаешь, что сейчас мы оба будем делать вид, что ничего особенного не происходит."
Едва заметно усмехнувшись, полковник чуть пожал плечами, будто отсутствие сына абсолютно его не волновало. В конце концов, он приехал сюда не из-за него, он был лишь одним из пунктов.
- Ты же знаешь, что Кристофер посещает подобные мероприятия только чтобы послушать тебя и одеть парадную форму. Все эти развлечения его не волнуют. Хотя он должен был бы уже явиться. Негоже заставлять меня столько ждать, - сказал так, будто уже отчитывал сына за то, что тот слищком долго возится.
"Или тебя больше волнует отсутствие Лайонела? Или что они столкнулись, и ты не знаешь, за кого больше будешь переживать - за сохранность ли своего студента или новоявленного знакомого?"
Полковник повернулся к ректору, с едва заметным интересом спрашивая:
- А как же наш уже общий гость? Надеюсь, он не сбежал.
"Или же, если он обойдет моего сына, он упрямо придет за тобой, чтобы завершить дело?"

0

27

- Не вижу причин его преследовать, - "До тех пор, пока не узнаю, что он пришел по голову Лайонела" - невольно поймал себя на мысли майор, отчего даже начал злиться. Ситуация выходила из-под контроля. Наверное, так и должно быть, когда приспускаешь контроль за происходящим и позволяешь событиям развиваться достаточно свободно. Сейчас он в полной мере ощущал то, как мысли по накатанной верно неслись к уже однажды нанесенным на душу ранам. Так болят старые шрамы или ноет ампутированная конечность.
"Столько ждать... да, слишком долго нет Кристофера и если Лайонел не вышел из-под контроля - то он лежит где-то в университете... или сидит. Кто знает? Лютер... Лютер... Ты всегда появляешься в такие моменты. Для тебя я магнит твоих неприятностей, да?" - Вольф мысленно усмехнулся.
- Лайонел? Думаю, вышел покурить. Мои студенты разглядывали его слишком пристально, а с нашей профессией это... непривычно, - волк улыбнулся, посмотрев на собеседника, похоже, эффект от "приказа" начал отходить, хотя Вольфганг до сих пор ждал.
"Не сбежал... Беги, Лайонел! Пытки при попадании к ЭТИМ людям гораздо страшнее тех, которые ты испытал. Эти люди растят настоящих убийц. Беги..."

0

28

- Понимаю.. Студенты слишком яро заинтересовались знакомым их любимого ректора, - полковник едва заметно улыбнулся, ловя взгляд Волка, который словно начал отходить после данной команды "внимание", только вот не последовало привычного "фас!", но уравновешенного Кёнинга это ненадолго выбило из колеи, и это несомненно радовало. Можно было даже возгордиться, что высшие чины оказались правы, когда сказали, что у Менгеле чутье на идеальное живое оружие. Смотря на Вольфгана, в этом не приходилось сомневаться.
М-да.. Стоило все же самого ректора заставить обезвредить наемника, он бы точно справился быстрее, чем пока еще никчемный кадет в лице собственного сына.
- Что ж, надеюсь, Лайонел решит покурить не за пределами этого города, - протянул Альберт, нахмуриваясь.
"Хотя попытайся он и правда сбежать, сомневаюсь, что в этот раз у него получилось бы это так же легко как всегда."
Еще секунда, и полковник невольно вскинул руку, смотря на часы. Разве же можно было так долго выполнять такой простой приказ?? Надо будет попросить перед отъездом ректора усилить нагрузки непутевому кадету, чтобы не случалось больше подобных.. косяков, другого слова и не подобрать.
- Что ж, думаю, если эти двое скоро не вернутся, нам бы стоило их найти.. Согласен? - полковник снова скрестил руки за спиной, потихоньку начиная терять свое терпение. Такое с ним бывало редко.
Но и редко бывало, чтобы такая крупная рыба сама плыла в руки.

0

29

"Любимого ректора... Ну да, именно таким меня все и считают" - Вольф мысленно вздохнул, понимая как сильно распоясал своих студентов. Конечно же они считают его лучшим, так оно и бывает, но чтобы стать лучше - им нужно увидеть в нем не пример, к которому следует стремиться, а человека, которого им нужно превзойти...
Кристофер не возвращался довольно долго и Вольфганг начал даже слегка волноваться за кадета. Мальчишку откровенно было жаль, так безвкусно растрачивать столь удачный материал для работы... Менгеле, похоже, был в отчаянии перед тем как отправить сына на такое задание, или же сильно обескуражен тем, что Вольф сам привел Лайонела в университет. Время шло, а парочка так и не объявлялапсь... И никто не иприходил и не говорил, что обнаружил тело... суета не поднималась...
- Можно отправиться прямо сейчас, мой полковник, - Вольф посмотрел на Менгеле с вопросом, словно ожидая подтверждения приказа.
"Ты хочешь, чтобы я их нашел, Альберт?"

0

30

И все таки что-то сдерживало. Интуиция, может, у него была и не такой хорошей, как у Волка, но сейчас она вовсю убеждала Альберта не вмешиваться еще чуть-чуть, и тогда все будет именно так, как надо. А своей интуиции он тоже привык верить.
- Думаю, мы можем дать каждому из них еще немного времени, - тихо отозвался полковник, однако, становилось понятно, что лимит времени составляет не больше пяти минут. Они и так слишком долго ждали. И если все же Кристофер сейчас валяется где-то в укромном уголке с перерезанным горлом, это, конечно же, неплохо бы сыграло на руку Менгеле-старшему, который тоже бы стал, так сказать, официальным претендентом на голову Лайонела, но все же единственного сына лишаться не хотелось. Да и куда больше волновало, не успел ли этот чертов наемник уже добежать до границы города? А вдруг его там упустят? От подчиненных всего можно ожидать, они могут и не так ошибиться. Правда, тогда это будет последняя ошибка в их жизни.. Под военный трибунал Альберт отправил уже не одного дезертира и преступника. И если с делом не получится, то туда же дорога и Лайонелу. Если, конечно, доживет после разговора с Менгеле и его людьми.
- А пока пройдем к столу, выпьем чего-нибудь, я же все таки с дороги, - полковник приглашающе качнул головой, и сам первый направился к столам, словно и не он сейчас вел разговоры о всяких военных интригах, и словно не он внутренне уже сыпал ругательствами на сына, который, вполне возможно, завалил свое первое же задание.
Нет, со стороны они казались теперь двумя старыми военными знакомыми, которым просто есть о чем поговорить.

0


Вы здесь » die Konfrontation » Первый этаж » Актовый зал