die Konfrontation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » die Konfrontation » Первый этаж » Кабинет ректора


Кабинет ректора

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Место, о котором среди студентов ходят страшные легенды
http://s52.radikal.ru/i135/0901/86/ac7a8d1277ad.jpg

0

2

Кабинет ректора

К счастью длинноногая красавица Ева, секретарша герра ректора, сидела на положенном месте, то есть в небольшом предбаннике, вслед за которым находился и сам кабинет. На столе перед девушкой лежала уже привычная глазу Исаак стопка бумаг, а у самой фройляйн вид был слегка заспанный. Что, в принципе, неудивительно - выходные только закончились, а не понедельник, как известно, день тяжёлый.
- Моя дорогая, Карл привёз те замечательные круассаны из булочной? - поинтересовался Кампфер, доставая из кейса ключи и одновременно проходя к двери своего кабинета.
- Да, герр ректор. Подать?
- Да, разумеется, - звонко щёлкнул замок, Исаак пропустил Урса вперёд и, заходя следом, добавил. - Ещё уофе. Свежесваренный, а не ту растворимую бурду из пакетиков, которую ты с таким удовольствием готовишь всем моим гостям.
Ева лишь широко улыбнулась: своё начальство она понимала с полуслова и прекрасно знала, что последние слова Исаака в его устах звучали (и являлись) комплиментом.
Кабинет ректора - то самое страшнео место, о котором среди студентов, да и преподавателей тоже ходили страшные легенды. Добрая половина последних, кстати, твёрдо была уверена в том, что каждую пятницу, перед окончанием работы, герр фон Кампфер трахает сикретаршу - так сказать, оттягивается перед выходными. И сей факт регулярно, пускай и под грифом абсолютной секретности, регулярно обсуждался впреподавательской. Исаака эти сплетник мало заботили: лишь бы преподаватели уважали, да работать не мешали.
Что касается Урса и ему подобных, то в кабинет ректора его его вызывали только для получения очередной взбучки и отказа по поводу повышения зарплаты. Это самое повышение было для Исаака самой настоящей головной болью. В штате около 15 преподавателей - здоровых взрослых мужчин, -  но каждый думает, что его недооценивают и регулярно шляется к высокому начальству с требованием повысить заработную плату. Как следствие, вместо повышения получает головомойку и обиженный суровостью и несправедливостью жизни уходит нудеть в свою аудиторию.
Так вот, обычно герр ректор соблюдал чёткую субординацию, и никогда не устраивал у себя в кабинете чае- или кофепитие. Разве что с начальством из Берлина. А сейчас вот немец неожиданно снизашёл до Урса. Наверное, во всём была виновата проклятая сонливость, а заодно приближающаяся мигрень.
- Присаживайтесь, герр преподаватель, - Исаак кивнул на кресло около своего стола, а сам занял своё положенно место, то бишь во главе.

0

3

Актовый Зал --->>> Кабинет Ректора

Ох, знакомые ступеньки…
Думал юноша, шагая рядом с ректором.
Урс старательно пытался избавиться от чувства дежавю. Хотя этим он занимался все время, когда направлялся в кабинет. Скорее всего, это было из-за того, что причины, которые его сюда заводили, никогда не отличались особым разнообразием. Вот и сейчас Урса терзало странное чувство, это когда ты идешь, что-то просить, но заранее знаешь, что тебе откажут. Вот она – сила привычки!
Урс не смог пройти мимо секретарши, не подмигнув ей. Ева, так ее, кажется, звали, была хоть и очень симпатичная, но по меркам Урса – жутко тощая.
Не кормят ее что ли?
Чуть ухмыльнувшись, преподаватель прошел в кабинет.
Называть такое помещение «кабинетом» было верх скромности. Эдакие «хоромы» вмещали в себя и конференц-зал, кабинет и небольшую библиотеку. Да и общая обстановка была очень даже уютная. Не понятно почему каждый раз, входя в кабинет, Урсу становилось неуютно.
- Ага, спасибо. – тихо пробубнил юноша, усаживаясь в кресло. – Признаюсь, каждый раз входя в Ваш кабинет, я несколько разочаровываюсь, не увидев здесь орудий средневековых пыток, ну или хотя бы стройных мулаток с фруктовыми корзинами. Хотя нет, я скорее рад…
Урс довольно заулыбался и глянул на Исаака.
- Хотя нет, рад отчасти. От мулаток бы я не отказался. – он откинулся на спинку кресла и обвел взглядом стены. – Ну… они бы подошли… к интерьеру. Вот к стенам…
Юноша тихо прыснул, сдерживая смех.
Так, все! Молчать, Урс. Пока тебя не вышвырнули отсюда!
Машинально преподаватель запустил руку в карман, уже намереваясь достать пачку сигарет. Но вот он так и замер, обводя стол ректора в поисках пепельницы.
Герр Фон Кампфер, Вы что не курите?!

0

4

Рыбак рыбака видит издалека. Эту старую поговорку можно было несколько переиначить как курильщик курильщика видит издалека. Исаак усмехнулся, выудил из ящика простую чёрную пепельницу (да-да, вульгарщины герр ректор не терпел) и поставил её перед преподавателем.
- Курите на здоровье, герр Калленберг. Прошу простить меня за глупый каламбур, - просьба просьбой, но в голосе мужчины не было ни капли сожаления, лишь скрытые нотки какого-то тёмного веселья.
Урс с его глупым болтливым языком толкьо что огласил одну из байек, которую Исаак, если не слышал, то, несомненно, догадывался о её смысле. И, признаться, он его порядком повеселил. Хотя глупость была отменная и попахивала дешёвым юмором из старых чёрных комедий.
- Что вы говорите, майн герр? - мягко улыбнувшись, ректор достал всё из того же ящика тонкую пачку ванильных сигарилл. - Я не палач и не извращенец... и никогда не западал на мулаток. Только не вздумайте слепить из этого очередную сплентю. Уж я знаю как сильно вы меня любите.
Герр фон Кампфер лениво закурил, выдохнул тонкую струйку сладковатого дыма и неожиданно перегнулся через стол, оказавшись близко-близко от Урса. Нехорошо прищурившись, Исаак тихо проговорил:
- Вы забываетесь, майн герр. Впредь прошу вас держать язык за зубами. И можете передать это всем всвоим коллегам, которые шепчутся у меня за спиной и с таким удовольствием распускают всякие гадости, которые потом в десятки раз раздуваются драгоценными студентами.
Достаточно доброжелательно и безмятежно улыбнувшись, герр ректор вновь выпрямился в кресле. Исаак всегда предупреждал один раз. Выстрелом в голову. И вообще придерживался чёткого правила - бей своих, чтобы ужие боялись ещё больше.
Тихо скрипнула дверь - в кабинет боком вошла Ева, с трудом держа поднос с двумя миниатюрными чашками кофе, сахарницей и вазой со свежайшими круассанами. Походка у секретарши была модельная; впрочем, и мозги у девушки имелись - всё-таки Исаак не следовал тупой позиции "секретарь - лицо фирмы" (в данном случае университета. Поставив поднос на стол, Ева счастливо улыбнулась ректору, кинула высокомерный взгляд на Урса и, перебирая своими умопомрачительными ногами, с гордостью удалилась.
- Прошу вас, герр Калленберг, - Исаак затушил недокуренную сигариллу в пепельнице. - У нас есть немного свободного времени, которео можно провести вдали от галдящих студентов. Я боюсь представить, что будет на рождественском фуршете.
Кофе был именно таким, какой герр фон Кампфер любил - в меру крепким, горячим и совершенно несладким. Что и говорить, красавица Ева обладала всеми талантами, которые должны быть у отличной секретарши. О пошлостях думать не надо
- Вы уже приготовили рождественские подарки? - неожиданно поинтересовался мужчина.

0

5

Урс уже собирался отчаяться и подумать о том, что курить надо бросать, как перед его носом возникла черная пепельница.
- Уф, спасибо… - коротко пробубнил юноша, уже машинально закуривая.
Над столом сразу образовался столб дыма, и Урсу пришлось прищуриться. Вот до чего необычная ситуация – сидеть с начальством, курить, а вот еще и кофе скоро подойдет. Необычно, ничего не скажешь.
Ну а вот язык действительно стоит держать за зубами. Вот уже в который раз приходится себе напоминать. На лбу что ли у себя написать? Хотя так он не увидит. Тогда на руке. Выйдет отличная татуировка: «Урс, болван, молчи!» или нет: «Молчанье – золото!». Все-таки последнее звучит поэтичней.
Под пристальным взглядом темных глаз у Урса аж мурашки по коже пробежали. Вот помнится так же на него смотрел папа-полковник, отчитывая его за очередную глупую выходку.
- Угу… - тихо и несколько сконфужено отозвался юноша – Однако, Герр Фон Кампфер, Вы меня обижаете. До сплетен мне нет абсолютно никакого дела, и уж тем более их составлением я не занимаюсь. Ну а это… можете считать неудачной шуткой.
Несколько глупо улыбнувшись, юноша скинул пепел с сигареты.
Какая неловкая ситуация. На счастье молодого преподавателя в кабинет медленно вошла секретарша. Она прямо-таки «вплыла» в комнату, держа поднос. Конечно, дружелюбной девушку не назовешь, но при такой милой мордашке это можно и не замечать.
- Мм, спааасибо. – пропел Урс и, взяв чашечку кофе, сделал глоток. – Yeah, baby…
Шепотом проговорил он. Да уж именно такие чувства могла вызвать чашка черного кофе с сигаретами. Так что удержаться от такой реплики было невозможно.
- Да уж, я сам немного озадачен. На торжестве ведь будут не только студенты и преподаватели. Но еще и родители! Это ж надо будет позаботиться об их размещении, да еще и так чтобы товарищи студенты не были обижены… В общем так еще головная боль, наверное.
Докурив, Урс потушил сигарету и подхватил пальцами один круассан. Уж больно тот соблазнительно выглядел.
- Подарки?.. – преподаватель немого удивленно посмотрел на Исаака. Вот уж какого вопроса не стоило ожидать! – Мм, почти. Матери с отцом я уже выслал подарки. С ними было не так сложно. А вот сестре я до сих пор не могу подобрать. Хотя радует то, что уже появился выбор: она мне тут на днях выдала, что хочет щеночка. Но вот в чем проблема… я уже чуть не купил ей браслет. А хотя… можно подарить и то и то. А Вы уже приготовили?

0

6

Исаак, чуть прищурившись, не спускал глаз с Урса. Да-да, была у ректоар такая особенность - он любил наблюдать за людьми. Особенно за их глазами. Герр преподаватель всё же был слишком наивен по сравнению со своими коллегами, но исааковское дело - предупредить. Как говорится, ударь одного, подай этим пример - другие сразу же заткнутся. Возможно Урсу просто не повезло - со своим длинным языком он просто попал под горячую руку. Весь университет знал, что герр фон Кампфер, хоть и отличался излишней мстительностью и злобностью, в плане выговоров был весьма скор на расправу.
- Родители на торжестве - это всегда радость. По крайней мере для меня, - герр ректор нехорошо усмехнулся. - Что касается студентов и преподавателей, то первые обязательно отсчитаются о своих достижениях или отсутствиях оных перед дорогими родственниками, а вторые им в этом помогут. Студенты, сами знаете, частенько любят приукрашивать события.
Жёсткий тон Исаака ясно давал понять, что терпеть подобное он не намеревается. И все присутствующие на празднике родители будут чётко осведомлены обо всём, что происходит с их дорогими чадушками. В конце концов, они имеют право знать, на что тратят весьма немалые суммы.
- В любом случае, и тем, и другим найдётся, о чём поговорить с дорогими гостями, - новый глоток кофе и более-мене довольная улыбка: всё-таки были вещи, которые могли привести герра фон Кампфера пускай не в отличное, но в хорошее настроение.
Герр рекор был глубоко убеждён, что хуже Рождества только один праздник - день рождения. Вся эта нынешняя суета с подарками, украшениями и весёлой атмосферой за многие годы уже порядком поднадоела Кампферу; более всего на свете он мечтал оказаться где-нибудь подальше от рождественской ереси. Быть может, в отсутствии праздничного настроения немца был виноват тот факт, что отношения с семьёй у него были (чего уж толку скрывать) отвратительные, а настоящих друзей, как таковых, не имелось вообще. В свои годы Исаак ухитрился получить роскошный дом и огромный счёт в банке, но обзавестись простыми дружескими связями так и не удосужился.
- Да, по всей видимости, я плачу вам хорошую заработную плату, раз уж вы позволяете себе выбирать два подарка, - мрачновато отшутился Исаак, ставя опустевшую на половину чашку на столешницу. - Скажем так, я приготовил небольшой подарок для всех преподавателей. Только пусть сюрприз останется сюрпризом - я надеюсь на вашу порядочность и нежелание трепать языком.
Ловко увильнув в сторону от разговора о семье, герр фон Кампфер чувствовал себя замечательно. В конце концов, Урс ему ни брат, ни муж, ни любовник, чтобы делиться с ним всеми своими мыслями и переживаниями.

0

7

Доев свой круассан, Урс снова закурил.
Вот уж чего-чего, а рот надо было чем-то занять, как бы пошло это не звучало. В худшем случае существовал риск «получить по шее». Но, в общем, такие пессимистичные раздумья стоит отложить. Так как, выслушав Исаака относительно торжества, у молодого преподавателя сразу же возникли свои представления о том, как он пройдет.
- Типа очной ставки, но с праздничным обедом. – Урс улыбнулся и чуть помахал рукой, рассеивая дым. – Да уж! Будет интересно!
Но вот улыбочка вышла странной: то ли злорадная, то ли просто загадочная.
Вредным Урса не назовешь. Ну, разве что совсем чуть-чуть! Просто хотелось посмотреть на это все со стороны, вспомнить себя на их месте. Мда.… А может, стоит их и пожалеть? Праздник, рождество, подарки, а вот многим студентам придется несладко.
Ну, нет. Сантименты стоит проявлять явно не сейчас и не в своем положении. На войне, как на войне. А в борьбе «студент-преподаватель» не всегда известно, кто победит (хотя чаще исход один и тот же). Поэтому не зря говорят: «На войне все средства хороши». Лишняя взбучка еще никому не помешала…
На слова ректора о зарплате, Урс лишь улыбнулся.
Что, правда, то, правда,… Но от лишней монетки никогда не откажусь!
- Ого… - как ни старался швейцарец, но возглас получился уж больно сильно удивленным.
Не смотря на то, что слово «сюрприз» из уст Исаака прозвучало несколько зловеще, преподавателя сразу же начало мучить любопытство. Однако, слава Пресвятой Марии, промолчать все-таки сил хватило.
- Так точно, останется сюрпризом!

0

8

- Вот и славно, - допив уже остывший кофе, герр ректор задумчиво повертел чашку в руках. В зале уже наверняка закончили со всеми пригтовлениями, а значит следует возвращаться, пока разлюбезные студенты вместе с преподавателями не разнесли весь актовый зал. В силе оных Исаак нисколкьо не сомневался.
Время перед каникулами - самое жаркое. Вроде вот она, свобода, но есть ещё немного времени, когда нужно учиться и работать. Этот факт убивал, потому студенты в последние дни частенько вели себя как стадо ошалевших обезьян, сбежавших прямиком из зоопарка. Исаак не уставал с этим бороться, хотя в глубине души посмеивался на юношеской горячностью. Быть может, вспоминал себя в юном возрасте.
- Пожалуй, нам пора возвращаться, - бросив быстрый взгляд на часы, герр фон Кампфер неторопливо поднялся: курить ему почему-то расхотелось. - А у меня к вам просьба. Даже скорее не просьба, а маленький совет: во время рождественского фуршета всё же наденьте официальный костюм. Ей-богу, не позорьте меня перед родителями. В противном случае... вы же меня знаете. Вычетом из зарплаты дело не закончится, - очаровательно улыбнувшись, Исаак направился к дверям.
Ева уже окончательно проснулась и вовсю корпела над бумагами. Правда, вид у неё было несколько кислый.
- Герр ректора, для вас почта, - чуть привстав, девушка протянула Исааку два длинных белых конверта. - И ещё был звонок из городской администрации - это насчёт скульптур. Я сказал, что вы перезвоните чуть позже.
- Благодарю, майн либе, - Кампфер кивнул, разрывая один из конвертов. - Если что, я в актовом зале. Пусть беспокоят только по поводу фуршета. Ну же, герр Калленберг. не стойте столбом, пойдёмте, - поторопив преподавателя, Исаак первым направился к лестнице.

Актовый зал

0


Вы здесь » die Konfrontation » Первый этаж » Кабинет ректора