die Konfrontation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » die Konfrontation » Внесюжет » Университет Бруно; ресторан "MunchenHof"


Университет Бруно; ресторан "MunchenHof"

Сообщений 61 страница 90 из 91

61

Фридерманн огляделся по сторонам со скучающим видом. Люди все прибывали. Несмотря на дороговизну заведения, они все равно шли, дабы не показаться отсталыми от жизни, показать свой доход и показать себя. Лицемерие в их поступках так и сквозило. Становилось немного тошно...
Можно сказать что подвернулись, да. - Рассеяно проговорил Майер, рассматривая молодого человека в темном костюме, который, видимо, пришел с родственниками и друзьями, на банкет. Стол для них был уже заказан, и был достаточно большим... В этом парне привлекало то, что на его лице было написано недовольство, шедшее в противоречие всем нормам поведения в светском обществе. Несмотря на это, майор все же уловил слова Кампфера, и, продолжая разглядывать юношу, отвлеченно ответил:
Да-да, конечно. Если, конечно, в ответ, вы позволите мне узнать и вас тоже, как человека.

0

62

Настроение было какое-то на редкость ленивое. Просто вот так сиди и думай не о чём. А заодно веди ничего не значащую беседу. А другие пусть думают о смысле жизни, происхождении Вселенной и божественной теории происхождения человека.
Банально. Скучно. Надоело.
- Узнавайте, кто ж вам мешает? - кажется, усмешка на губах уже стала неизменной частью ректора. - Только, думаю, вы будете весьма сильно разочарованы.
И, возможно, я в свою очередь тоже. Меньше знаешь - крепче спишь.

0

63

Майер протянул под столом ноги, случайно задев ноги ректора. Но убирать их не стал, позволяя соприкосновение через ткань брюк. Он все не переставал следить за тем пареньком, который, по видимому, уже вовсе начал терять терпение. Дело шло к скандалу, он чувствовал. Но более обращать на это внимание, Фридерманн не собирался. Он повернул голову, пытаясь поймать взгляд Исаака, и наткнулся на улыбку, к которой уже давно привык не только он, но и, кажется, все остальные в университете. Он взял еще одну клецку, и щедро посыпал ее перцем, жалея, что сейчас здесь нет чего-нибудь вроде васаби или кайенского перца, покрутил ее немного и положил в рот, искренне наслаждаясь вкусом. Кажется. это даже отобразилось на его лице. Прожевав, он сказал:
Если я не ошибаюсь, начать должны вы, раз подали эту идею.

0

64

Ректор нервно вздрогнул: на прикосновения он реагировал весьма чутко и в общем-то их не терпел. Совершенно. Тем более от людей, которых ещё не идентифицировал как "своих". Впрочем, это была всего лишь случайность, орать из-за неё Исаак не собирался.
Лениво-тягучая атмосфера в ресторане плавно перерастала в нечто более грозное. Закон подлости: если что-то начинается хорошо, то в 90% из 100 закончится плохо. Фон Кампфер довольно мрачно глянул в окно. Улицы были пустынны: в столько поздний час один предпочитали сидеть дома, а другие веселиться в ночных клубах или посещать пафосные заведения, подобные этому ресторану.
- Если вы не заметили, я начал в тот момент, когда спросил, что привело вас в стены университета, - нехотя откликнулся Исаак. - Впрочем, если вы настаиваете.. - о, не только Фридерманн умел переворачивать всё с ног на голову. Или герр ректор просто перенимал манеру общения собеседника?

0

65

От Фридерманна не укрылась реакция на прикосновение, всего лишь ноги к ноге. Вы так боитесь столь простых контактов, любезный? И вас терпят женщины? Но поза осталась прежней. Никто не сместился ни на миллиметр.
О? Вы тогда еще начали? Ну что ж, прошу меня простить. Вы желаете чтобы я у вас что-нибудь спросил? Вы же знаете, если успели заметить, оставлять свои вопросы без ответов я не люблю. Мне нужно быть уверенным, что вы ответите. А иначе и спрашивать незачем. - Майор налил себе еще вина, поглаживая бокал, скорее неосознанно, нежели по каким-то ассоциациям.

0

66

- Да, знаете ли, обычно я не предупреждаю, - в том же тоне ответил ректор. - Задавайте свои вопросы, герр Фридерманн. Я отвечу на них.
Да, драгоценный, давайте выйдем за рамки приличий. Вы же так этого хотите, не правда ли? Право слово, какая прелесть - пытаться узнать жутковатые подробности из жизни своего собеседника!
Жаль, здесь нельзя было курить. Именно любимых ванильных сигарилл сейчас и не хватало. Дым и вино создали бы потрясающий неповторимый тандем.
- Но, надеюсь, всё сказанно здесь сегодня, останется между нами, - Исаак тонко улыбнулся. Да, возможно он был превосходной ядовитой тварью, настоящей циничной сволочью, плюющей на мнение окружающих, но терять лицо не собирался.

0

67

Было легкой неожиданностью то, что ректор так легко согласился. Но разве это было плохо? Майер ликовал, где-то в глубине души, какой-то сотой частью своего сознания. — Нет, герр Кампфер, я пойду по городу глашатаем, рассказывать о подробностях вашей жизни. Непременно. - Было достаточно очевидно, что все останется только между ними. И, возможно, преподаватель совершенно забудет о том, что спрашивал, и о том, какие ответы получал. Но сейчас...было важно только то, что сейчас.
Что же, начну с простого, самого банального и больше всего интересующего меня вопроса: как вы относитесь к гомосексуализму? - По-правде, это был один из самых любимых вопросов. Хотя, задавался он зачастую только для отвода глаз. Фридерманн получал то, что хотел, а вернее, тех, кого хотел, независимо от их отношения к однополой любви.

0

68

- Я должен это видеть. И уж слышать заодно, - Исаак издал сдавленный смешок. - С удовольствием посмотрю, как вас скрутят полицейские и отправят в больницу для умалишённых.
Ещё один бокал вина. За руль, к счастью, не садиться.. кстати, вот как добираться домой? Хотя, возможно, у Майера хватит благородства в чём Исаак сильно сомневался) и он доставит ректорское тело прямиком в родные пенаты. Исааковские, а не свои.
Интересный вопрос, долго ты ждал, прежде чем задать его? - ох, не доведёт до добра излишний яд. Может, наконец, начать сдавать его, чтобы медики использовали во благо народа? - Моё отношение зависит от дня недели, времени суток и количества выпитого.
- Я к нему никак не отношусь, - фон Кампфер неопределённо повёл рукой. - Вы всем своим собеседникам задаёте этот вопрос?

0

69

Я постараюсь быть как можно более убедительным, дабы люди мне поверили. Для таких случаев я всегда держу при себе нож. - Он засмеялся, вспоминая один из подобных случаев, когда действительно пришлось применить свой любимый титан, для оправдания невиновного, посаженного за решетку.
Вы так уверены, что равнодушны к нему? Вы являетесь ректором военного университета, в котором, как всем известно, обучаются только парни, без права выезда домой, вне установленных для каникул дней. Вы ведь наверняка знаете, что каждый второй студент спит со своим соседом по парте или комнате. Вы к этому равнодушны, даже если кто-то из преподавателей жалуется вам на то, что застал очередную парочку в кабинке туалета, к примеру? Вам плевать на репутацию университета? - Майер выпил сразу почти половину бокала, ибо горло требовало дополнительно влаги, для продолжения разговора. — Думаю не совсем всем. Только тем, кем я действительно интересуюсь. Это не комплимент, не надейтесь. - Фридерманн откинулся на спинку, сложив руки на груди и шевельнул ногой, снова задевая ногу Кампфера, на этот раз уже специально.

0

70

Уже в который раз за вечер Исаак убеждался в том, что нет грани самоуверенности некоторых людей, Майера в частности. В какой-то мере это не могло не импонировать. Но чаще всего бесило. Да, именно так - бесило.
- Гомосексуализм в стенах военного университета всё равно что коррупция в бюрократическом аппарате. Она есть, о ней знают, но искоренить не могут, - герр фон Кампфер неопределённо повёл плечами. - Моё дело - поставить жёсткие барьеры, чтобы слухи не вышли за пределы университета. На остальное поневоле приходится закрывать глаза.
Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало
В целом у Исаака не было желания заниматься моральным обликом студентов. Ибо оставаться в университете надолго он не собирался. Год, два, а после сменить род деятельности, прибавив к своему капиталу наследство, которое должен будет оставить фон Кампфер-старший. Так зачем начинать какие-то глобальные реформы?
Прикосновение. Снова. Случайность? Возможно. Но ректор имел нехорошие подозрения, что это далеко не случайность. Не похож Фридерманн на человека, который позволяет случайностям вкрасться в своё поведение.
- Какая жалость,а я уж понадеялся.. - скучающим тоном протянул Исаак, разглядывая преподавателя из-под полуопущенных ресниц.

0

71

Смотря как искоренять, любезный. Вы, видимо, даже не удосужились принять меры. - Фридерманн почему-то подумал, что большего раскрытия вопроса он не добьется. Но, он был не из тех людей, кого легко расстроить. Его реакция ограничилась лишь недоброй ухмылкой.
Еще одно не давало покоя майору. Факт того, что здесь было невыносимо скучно, еще из-за того, что ректор, вроде как завязавший разговор, вовсе не стремился его продолжать, по всей видимости. Нашла коса на камень, ведь никто и не уступит другому, в грязь лицом не ударит.

0

72

- Почему вы так думаете? - кажется, ректор всерьёз заинтересовался с какого ж ляду герр преподаватель делает такие предположения. - Хотя, это ведь ещё не вывод, верно?
Складывалось ощущение, что нынче в ресторане сидят два дипломата, делают вид, что ведут разговор, но на самом деле пытаются выудить друг из друга тщательно спрятанную информацию, ловко открещиваясь от провокационных вопросов. Сравнение даже несколько позабавило Исаака. В общем-то оно было весьма правильным, ведь оба они из университета Бруно. Шпион должен уметь изворачиваться и так, и эдак.

0

73

Потому, что являюсь преподавателем в вашем университете, и, наверное, все же хоть в чем-то, но разбираюсь. - Фридерманна начинала раздражать пассивность всего происходящего. Всегда привыкший к активности, теперь, фактически насильно призванный сидеть, Майер готов был рвать и метать. Хотя, по внешнему виду, сказать было нельзя. — Если я говорю слова "видимо", "на мой взгляд", "вероятно" и тому подобное, полагаю, речь не может идти о выводах. Всего лишь доводы.
Он посмотрел на ректора немного лукавым взглядом полуприщуренных глаз:
Вы спите с мужчинами?

0

74

В отличие от Фридерманна Исаак был на редкость невозмутимо. Он находился в своей стихие, в привычной обстановке, среди привычных людей и вёл беседу так, как хотелось, а не так, как надо было.
- Завтра повторите мне эти слова, я соизволю записать их в блокнотик.
И носить у сердца, словно романтичная девица
А сейчас неожиданно вспомнились старые арабские сказки про джиннов, с которыми всегда нужно было держать себя настороже. И если загадывать желание, то чётко говорить, чего имено хочешь. Иначе коварные создания обязательно обманут. Майер, к сожалению для себя и к счастью для Исаака, уточнениями пренебрегал. Чем ректор бессовестно пользовался.
- Кажется, я начинаю понимать ход ваших мыслей, - фон Кампфер на редкость тепло улыбнулся - вот странность! - Вынужден вас разочаровать.
...любитель пикантных подробностей из чужой жизни...
- Не сплю. Предпочитаю женщин.
И пусть подавятся те, кто распускал злостные слухи о нетрадиционной сексуальной ориентации ректора.

0

75

Непременно. Теперь только и буду думать о том, чтобы не забыть. - Майер допил второй бокал вина, сожалея, что спиртное не приносит ему опьянения. Именно сейчас хотелось быть пьяным, говорить то, о чем, возможно, потом придется пожалеть, но не видеть этой раздражающей улыбки, не обращать внимания на язвительность. Кажется, усталость, постепенно сходившая с тела, приносила в организм нотки меланхоличности, что совсем не устраивало майора, ни в каком отношении. Он облокотился на стол, слегка подавшись вперед:
Какой же у меня, по-вашему, ход мыслей? Если не ошибаюсь, моя ориентация прописана в досье. Или вы не удосужились дочесть его до конца? - Если я захочу вас отыметь, герр ректор, я так и сделаю, и не спрошу вашего разрешения.Вы вполне подтверждаете мое мнение о вас.

0

76

Надоело
Исаак весьма флегматично посмотрел на Майера: подобного рода близость его сооовсем не устраивала. Хоты может человеку просто не сидится на месте - как говорится, шило в одном месте мешает.
- Свои размышления я оставлю при себе, герр Фридерманн. Надеюсь, вы не возражаете? - голос ректора был полон мрачноватой иронии. - Поверьте, даже если я читаю досье по диагонали, то прежде всего обращаю внимание на пункты, подтверждающие вашу профессиональную компетентность. Ориентация - личное дело каждого человека.
У меня, знаете ли, нет привычки совать нос в чужие дела
- Личное мнение? Какое же, если не секрет? - ректор поменял позу: теперь складывалось ощущение, что он сидит в своём любимом кресле, в кабинете. Идеально прямая спина. Проницательный взгляд. И, разумеется, неизменная усмешка.

0

77

Очень даже возражаю. Мне хотелось бы знать, раз это касается меня. Что же касается ориентации, здесь вы сами себе злой буратино. Говорите, что хотели бы узнать меня как человека, а на самые важные детали, внимания не обращаете. - Майера понесло. Говорить он любил, даже больше чем любил язвить и злобствовать. Только дай волю, и все. — Если же вы обратили внимание на мою профессиональную компетентность, почему же вы не заметили, что у меня нет педагогического образования и справки от психиатра? Вполне может быть, что я сумасшедший военный, который попытается убить, может вас, а может кого из студентов. - Фридерманн все это время смотрел в лицо ректору, сжимая нож, таившийся в кармане брюк. Соприкосновение с любимым металлом, вызывало успокоение. Пусть даже физическое. Морально Майер никогда не смог бы быть спокойным. Непрерывный поток мыслей этому отнюдь не способствовал. Он продолжал, как заведенная шарманка:
Какой мне смысл высказывать свое мнение, предварительно не услышав ваше? Вы привыкли только получать, как я заметил. Это открывает мне в вас только эгоиста. - Хотя я сам не лучше, что ни говори.

0

78

Исаак разве что в ладоши не хлопал от радости, переполнявшей его до краёв. Кажется, герр ректор был самым настоящим энергетическим вампиром, ибо капать на мозги окружающим и доводить их до ручки, вытягивая таким образом жизненную силу, ему удавалось в совершенстве. Возможно сейчас, в случае с Майером Фридерманном, стоит немного прикусить свой раздвоенный язык и хотя бы немного побыть паинькой, но.. Ах, это "но", которое регулярно портить жизнь не только нам, а ещё и окружающим!
В общем-то, нас занесло немного не в ту сторону. Одним словом, от бурного рукоплескания и ядовитых плевков Исаак ещё кое-как удержался, но вот от смеха не смог. Ибо очень уж хотелось.
- Ой, герр Фридерманн, право слово, вы неподражаемы! - кое-как справившись с приступом веселья, выдавил из себя фон Кампфер. - А разве вы не знали, что все люди - эгоисты? Это изначально заложено в их природе.
Исаак фыркнул, смерив преподавателя весёлым взглядом. Настроение ректора резко взметнулось вверх, но это не значилось, что он собирался отказываться от первоначально выбранной модели поведения.
- Так что фактически я абсолютно нормален, - Исаак одарил Майера совершенно обезоруживающей улыбкой. - И, право, слово, успокойтесь, наконец! Хотя мне, несомненно, лестно, что моя скромная персона вызывает в вас столько эмоций, - фраза была сказана настолько невинным тоном, что только параноик мог заподозрить в ней какой-либо подтекст. Хотя он, несомненно, там был.

0

79

Фридерманн со спокойствием удава, душащего жертву, наблюдал как ректор веселится со сказанных им слов. Ни тени эмоций не отразилось на спокойном лице, да и в душе все было тихо. Хотя, вне всяких сомнений, раздражающий фактор во всем этом присутствовал. Отпив еще глоток вина, мужчина посмотрел на Исаака немного косо, явно давая понять всю тень презрения к его поведению:
— Видимо с вами она явно перестаралась. - Он погладил рукоять ножа, будто дополнительно приводя себя в состояние спокойствия и оскалился, обнажая клыки. — Вы себе льстите, милсдарь, выдавая желаемое за действительное. Скажу вам, что почти любой человек может вызвать во мне одинаковое количество эмоций. Дело не в вас, а во мне. - Он усмехнулся, гладя резьбу длинными пальцами. Разговор все больше переходил в стадию чрезмерной напряженности. Казалось, что воздух вокруг них постепенно накаляется, давя на психику, проникая в потаенные уголки сознания, задевал там что-то неподдельно живое, мешая сосредоточится на самом главном, отрывал от нужных ответов, заставлял быть серьезным. Мысли уносились в самые отдаленные глубины сущего, опровергая сам факт своего существования непрерывным бегом от одного объекта к другому со скоростью, превышающей скорость звука в миллионы раз. Глаза, созданные видеть, переставали улавливать происходящее, казалось, уплывали куда-то, вслед за растрепавшимся разумом, ловя вокруг только темноту, нещадно поглощающую, опутывающую в свои ловко расставленные сети. Оставалось только осязание, ведь под пальцами отчетливо проступала резь, четко выделявшая еще бьющуюся в венах жизнь. в ушах начинало звенеть, в висках металлическим огромным молотом стучала кровь, будто сосредоточившись только там...
Фридерманн облокотился на руки, полностью уходя из этого мира. Где-то на периферии все еще звучали отдаляющиеся голоса людей, продолжавших, как ни странно, присутствовать в зале. Всплывали отрывочные воспоминания, перемежаясь друг с другом, они обволакивали в плотный кокон. Именно сейчас, Майер вспомнил, что... И он окончательно упустил нить мыслей. они, отрываясь друг от друга, больше не хотели входить в симбиоз друг с другом, отдаляясь все больше, все дальше...

0

80

- Увы и ах, это ваше личное субъективное мнение...
...помноженное на неизвестно откуда взявшуюся неприязнь ко мне...
- ...которое не может быть единственно верным, - с видом Цезаря на поле боя Исаак развёл руками и победоносно улыбнулся.
Возможно, будь собеседники в совершенно другой обстановке, да ещё с характерами близкие пещерным людям, они бы непременно бросились друг на друга ещё в середине (а то и в начале!) разговора. Да-да, даже герру ректору в голову иногда приходили совершенно невероятные и, даже скажем честно, зачастую бредовые мысли.
Нет, определённо, пора жениться. Завести себе высокомерную гламурную шлюшку с мозгами размером со спичечный коробок, одевать как куклу исключительно в дорогие шмотки, обвешивать цацками, а после выводить в свет, пыжась от гордости. Изредка можно устраивать скандалы с битьём посуды, оплеухами и взаимными обидами. Милая семейная жизнь типичного обывателя из богатого слоя.
Одним словом, от подобных перспектив Исаака уже в который раз скрючило. Наверное, пора было прекратить насильно тянуть себя в ярмо брака - тем более какие ещё годы! Фон Кампфер был так молод и не настолько глуп, чтобы остаток жизни провести под каблучком какой-нибудь пышногрудой стервы.
Нарочито тяжело вздохнув, Исаак сменил направление мысли, теперь размышляя о том, чтобы устроить себе небольшой отпуск месяца этак на полтора-два под предлогом важной поездки в Берлин. Оставить этих шебутных паразитов на своего заместителя, и а самому рвануть лечить потраченные нервы в привычную среду. А поскольку личный психотерапевт недавно разругался с женой, наелся каких-то таблеток, а после загремел в больницу, проблема регулярного восстановления душевного спокойствия вставала перед Кампфером как никогда остро.
Подозрительно покосившись на своего собеседника, Исаак решительно подумал, что Майеру.. ну.. нехорошо наверное. Ибо сидеть с безумными глазами, весьма похожие на очи Джонни Деппа в небезызвестном фильме "Суинни Тодд", было как-то ненормально. Впрочем, мешать раздумьям собеседника о глобальных проблемах мира (а о чём же ещё можно думать, сидя с таким видом, да ещё едва язык не высунув?) Исаак не стал. Напротив, устроившись поудобнее, он устремил совершенно беззастенчивый изучающий взор на герра преподавателя, отмечая про себя, что, наверное, стоило бы взять фотоаппарат, дабы запечатлеть это безумное лицо и потом повесить его в рамочку в собственной спальне.
Ах, какая романтика, право слово! Герр фон Кампфер, вы становитесь чертовски сентиментальным! Ну прямо как последняя портовская блядь

0

81

Мир водрузился во мрак. Черви сознания грызли череп изнутри, пытаясь выбраться наружу, к свету прогнувшейся под бременем усталости вселенной. Туман воспоминаний застилал разум, заставляя полностью окунуть в мир пережитых страстей, горестей, боли... Казалось, много часов прошло с тех пор, как Фридерманна поглотили галюценогенные видения. Ни малейшего просвета во мраке подступившего отчаянья. Но паника все не приходила. Перед глазами простирался космос, наполненный мириадами человеческих тел, сплетенных в причудливые формы. Гнусные твари ползали по ним, перебирая своими омерзительными конечностями, выпучивая блеклые глаза, и, видя достойный кусок, вгрызались в него пожелтевшими острыми зубами, пуская слюни, под дикий, остервенелый крик человеческой массы. Собственное тело казалось чем-то желейным, растекающимся над всем этим жидкой массой, капая на чудовищ лимфой кислотного цвета. Постепенно картинка закручивалась в спираль, стирая контуры происходящего, преобразуя в абсолютную тьму. Наконец к Майеру возвращалась способность упорядочивать мысли. Сложив их стопками в центре сознания, он понял, что галлюцинация вызвана препаратом от мигрени, который нельзя было применять в симбиозе с алкоголем. Сфокусировав взгляд, он увидел расплывающееся лицо ректора. Теперь он вернулся к реальности, но еще не совсем правильно оценивал обстановку. Голова готова была треснуть, как спелый арбуз...

0

82

Откуда-то возникло достаточное глупое (по мнению герра фон Кампфера, разумеется) желание пощёлкать пальцами перед носом Майера и таки узнать - заснул ли он с открытыми глазами или просто ушёл в мир.. нет, не иной, но очень далёкий от мира реального. Исаак возвёл глаза к потолку, тяжело вздохнул, состроил на редкость пафосное выражение лица и мысленно провозгласил себя богом. Надо сказать, герр ректор делал это по пять раз на дню, если не больше. Так, дабы удовлетворить своё эго.
Нежно любимая ванильная сигарилла помогла скрасить это молчаливое "одиночество" в течение нескольких минут. Но надолго оставаться без чужого внимания герр фон Кампфер, разумеется, не желал. Потому требовательно постучал пальцами по столу, привлекая к себе внимание преподавателя.
- Герр Фридерманн...
...любовь моя ненаглядная...
- ...вернитесь в реальный мир, не прячьте от меня свой чудный взор, - насмешливый голос Исаака прозвучал чуть громче, чем надо: какая-то пафосная парочка за соседним столиком насторожилась. - Вам нехорошо?

0

83

Майер прислонил пальцы к вискам, едва заметно касаясь кожи. Где-то в теле неуемным пульсом билось желание вспороть черепную коробку своим титановым ножом, дабы вынуть мозг, так мешавший нормальному существованию в данный момент времени. Поборов навязчивое желание, он все же смог сконцентрироваться и теперь уже четкого видел Исаака. Тот что-то говорил, это было видно по шевелению его губ. Но, Фридерманн не мог слышать, находясь где-то в вакууме параллельного измерения. Пережитые видения все еще мелькали перед глазами, на доли секунды мешая видеть окружающий мир. Не контролируя движения своих рук, Майер схватил бутылку и опрокинул ее в себя, замечая как блаженная влага распределяется в организме с ужасающей быстротой. Это полностью вернуло ему ощущение реальности. Он откинулся на спинку стула, снова входя в образ порядочного гражданина, если это было возможно после всего, что произошло. Повседневным, спокойным, и немного ехидным тоном, он произнес, обращаясь к ректору:
— Вы что-то говорили, любезный?

0

84

В какую-то минуту Исааку подумалось что лучше всего позвать кого-нибудь из персонала - желательно местного врача. Уж слишком у Майера был потусторонний вид: будто мужчина собрался быть похищенным инопланетянами.
Боже правый, мой дорогой Исаак, что за чушь вы несёте? Может, в ваш чудесный напиток эти плебеи подмешали что-то не то? - фон Кампфер на пару секунд подозрительно покосился на свой бокал и вернулся своё внимание таки пришедшему в себя преподавателю.
- Да, представьте себе - говорил, - в требовательном голосе ректора ясно звучали недовольные нотки. - С вами всё хорошо? А то у вас был вид как у великосветской барышни, теряющей сознание.
Сказав очередную гадость, Исаак безмятежно оскалился улыбнулся, вновь приходя в чудесное расположение духа. Ибо ни что так не возвращает хорошее настроение, как ненавязчивое хамство, сказанное ближнему своему.
- Может, вам нужно на свежий воздух? Мы здесь что-то засиделись, время-то уже не раннее, - герр фон Кампфер нахмурился.

0

85

Теперь Фридерманн мог слышать Кампфера. Он слегка прищурился, нащупывая на столе очки, и, водрузив их на нос, снова посмотрел на собеседника.
— О! Вы не представляете, насколько мне хорошо. - Майер чувствовал себя словно после сражения, в котором ему довелось попасть в центр противотанковой атаки. Но вид принял серьезный и сквозь дикую головную боль, снова переростающую в мигрень, он продолжал: — Если я все-таки кисейная барышня, то вы напыщенный нахал, позволяющий говорить о людях такие вульгарные вещи. - Мужчина слегка наклонил голову, снова берясь за виски. Ему срочно нужно было обезболивающее, но он стоически терпел.
Свежий воздух мне мало чем поможет, знаете ли. Но уйти отсюда я все же не откажусь. вы куда-то спешите? - Слова эхом отдались в голове, больно ударяясь о стенки. Еще чуть-чуть и Исаак будет предельно прав на счет обморока. Все же та контузия не прошла, и до сих пор не проходит, бесследно.

0

86

Бла-бла-бла..
- Заметьте: я всего лишь прибегнул к сравнению! - складывалось впечатление, что Исаак не на шутку оскорбился, хотя это было далеко не так. - И если вы всё-таки хотели меня унизить или обидеть, - тон ректора ясно говорил о том, что такое невозможно даже на 10%. - То вы потерпели сокрушительное поражение.
Мне с вами детей не нянчить, мой любезный герр, - фон Кампфер прямо таки исходил на яд. - Всего один вечер. И сильно сомневаюсь, что в будущем подобное повторится.
Жестом подозвав официанта, Исаак приказал принести счёт и, в ожидании оного, совершенно беззастенчиво уставился на герра преподавателя. Можно, конечно, в недалёком будущем от души отомстить ему в стенах университета (о, герр фон Кампфер мог испортить жизнь как никто другой!), но не стоит забывать, что это не работа, а ужин в неофициальной обстановке. Переносить личные проблемы в деловую сферу жизни Исаак не собирался. Не царское это дело.
- Нет, не спешу, - ректор повёл плечами, едва заметно хмурясь.

0

87

Фридерманн бросил на Исаака не вполне адекватный взгляд.
Если бы я хотел вас обидеть или задеть, я бы прибегнул к более грубым сравнениям. Быть может я могу показаться вам несколько аристократичным, но все же, годы проведенные среди военных, никогда не отнимутся из стиля моего поведения и общения. - Он все еще продолжал держаться за виски двумя пальцами одной руки, доставая из бумажника несколько крупных купюр и кладя их на стол. Этого могло быть даже многовато, но Майер привык жить на широкую ногу. Все-таки жизнь в обществе давала о себе знать и имела должное влияние.
Тогда, быть может, у вас есть предложения куда мы могли бы направить наши стопы? - Хотя сам он мечтал приехать домой и блаженно растянуться на кровати.

0

88

Исаак страдальчески закатил глаза, разом напомнив несчастного профессора Преображенского в тот момент, когда подлец Шариков вытворил очередную дурость. Но удержался от едкого комментария - или устал, или решил не развивать мысль, которая, несомненно, приведёт к уже порядком надоевшей грызне.
Потому, несколько недовольно поджав губы, герр ректор последовал примеру Майера и расплатился по счёту: к столику уже неслась девушка. Надо сказать, наличку Исаак недолюбливал и предпочитал пользоваться кредиткой. Но, увы и ах, в ресторане лучше показывать, что живёшь на широкую ногу.
- Не желаете пройтись по ночным улицам? На них сейчас не так много народу.. да и свежий воздух не повредит, - Исаак равнодушно пожал плечами, кинув на преподавателя неопределённый взгляд. - Или вы  слишком устали и желаете отправиться в родные пенаты?

0

89

Фридерманн не очень любил прогулки, особенно по городу. Лишь крайняя нужда могла заставить его пройти пару кварталов до ближайшего магазина. Поэтому он смерил ректора достаточно скептичным взглядом и еле удержался от того, чтобы не фыркнуть.
Больше всего я люблю вдыхать свежий воздух через распахнутое окно спальни. Неважно чьей, прошу заметить. Поэтому мы вполне можем отправиться и не в мои родные стены, а куда пожелает Ваша душа. - Майер встал и, пошатнувшись, чуть не упал. Под руку вовремя подвернулся стол, на который он облокотился, медленно выпрямляясь. Чертовы таблетки! Он попытался принять более устойчивую позу и привыкнуть к стоячему положению. Все его гневные мысли отражались на лице. Больше всего раздражало то, что свидетелем его мимолетной слабости является один из самых язвительных, коварных странных личностей века сего - Исаак Кампфер. Сложно было простить себе это, но двигаться он пока не мог. Перед глазами расплывались черные пятна, почти полностью закрывая обзор. Мужчина снял очки и потер переносицу. У пробегавшей мимо официантки он попросил стакан воды. До чего ты докатился, Майер! - твердил внутренний голос, но разум все упорнее давил на то, что организм требует совсем обратное...

0

90

Таки Исаак знал, что ничем хорошим этот вечер не закончится. Не успел он бросить в ответ какую-нибудь изысканную гадость, как Майер странно пошатнулся, едва не свалившись на пол.
- Герр Фридерманн? - кажется, или в голосе ректора мелькнуло неприкрытое беспокойство? - Вам плохо?
Потрясающая наблюдательность, герр фон Кампфер. Вы сегодня ею отличаете как никогда ранее! - что-то внутри (не иначе как старая больная совесть) изливало литры яда.
- Драгоценная, проследите, пожалуйста, за моим другом, - обратившись к официантке, Исаак поднялся. - Где у вас тут телефон?
А к столику уже спешил метрдотель. Буквально через пару минут ректор получил телефон. Короткий звонок домой с последующим приказом личному водителю немедленно приехать к ресторану.
Вечер только начинается, нэ? - с мрачным видом Исаак наблюдал, как персонал суетится вокруг преподавателя.
- Герр Фридерманн, нам нужно уйти отсюда, - негромко проговорил мужчина, подходя ближе к преподавателю и смотря на него с некоторой опаской. - Обопритесь на моё плечо.

0


Вы здесь » die Konfrontation » Внесюжет » Университет Бруно; ресторан "MunchenHof"