die Konfrontation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » die Konfrontation » Внесюжет » Университет Бруно; ресторан "MunchenHof"


Университет Бруно; ресторан "MunchenHof"

Сообщений 31 страница 60 из 91

31

Вы думаете можно прожить на то, что вы платите? О! Вы слишком высокого мнения о себе, милейший. - Майер особенно выделил слово "слишком". Но ведь так и было. Ректор платил невероятно жалкие гроши, чтобы можно было жить спокойно. Если бы преподаватель не содержал на Таити гостиницу, которой ведал его хороший друг, здесь бы ему пришлось умирать от голода. Гордость не позволила бы ему впасть в долги или кредиты.
Пусть пользуются на здоровье. - Майор кликнул отключение сигнализации и, открыв дверь, изящно уселся за руль.

0

32

- Как верно вы заметили, я имею о себе слишком высокое мнение. И не считаю это зазорным, - ничуть не смущаясь, парировал Исаак.
Возможно просто у него и Майера были несколько разные представления о прожиточном минимуме. Заработную плату устанавливало начальство из Берлина, а Исаак - царь и бог университета - в свою очередь мог поощрять преподавателей неожиданными премиями. Или не поощрять - в зависимости от личного отношения.
- Однако, как вы любите своих коллег, - покачав головой, фон Кампфер занял место рядом водителем. Так называемое кресло смертника - забавно. - Выезжайте на главную улицу, к центру. Ресторан "MunchenHof", его трудно не заметить.

0

33

Как вы ловко подметили на счет коллег, герр Кампфер. Но, я отношусь так ко всем людям, буль то коллеги или высокопоставленные лица. Где находится ресторан, как ни странно, Майер знал. Он часто проезжал мимо него, направляясь домой.
Фридерманн завел двигатель, выключил на бортовом компьютере блокировку колес и плавно нажал на газ. Машина с легким шумом двинулась вперед. Мужчина сильнее надавил на педаль, выезжая на свою полосу для движения. Руки свободно лежали на руле, лишь изредка корректируя направление, иногда он кидал взгляды в зеркала, и тогда натыкался на фигуру ректора. Тот темным пятном маячил справа. Благо майор был левшой. Если бы кто-то сидел слева от него, это сильно бы давило на психику. Память былого все не оставляла его. Именно слева значился старый шрам под ребрами...

0

34

- Удивляюсь, почему вас до сих пор не пристрелили, - съязвил герр ректор, возвращая внимание пейзажу за окном.
Рабочий день подходил к концу, и узкие улочки города постепенно заполняли люди, спешащие домой, к семье. Исаак едва заметно поморщился: он никогда не понимал этих тихий радостей вроде совместного ужина или вечернего просмотра телевизора. Барон фон Кампфер, отец Исаака, несмотря на всю свою склочность и нелюбовь к сыну (надо сказать что оный платил старику той же монетой), мечтал обзавестись внуками. Фон Кампфер-младший, разумеется, скорее выпил бы яду на глазах у всего университета, нежели обзавёлся семьёй.
Парковка перед рестораном была практически пуста: час был ещё слишком ранним, а заведение слишком дорогим, чтобы его могли посещать простые смертные.

0

35

Думаю потому, что они боятся тех, кто будет за меня мстить. Мои друзья не менее сумасшедшие. - Майер не стал добавлять, что имеет здесь в виду себя. Ректор был достаточно умен, чтобы понять это самостоятельно. Тем более, что разговаривать за рулем он не привык. Да и просто не хотел отвлекать себя. Он никогда бы не смог забыть той аварии, что случилась по его вине. По вине его болтливого языка. Тогда погиб его самый близкий друг. С тех пор майор старался избегать разговоров на дороге.
До ресторана они добрались достаточно быстро. Транспорта было еще не так много, хотя постепенно он, несомненно, прибавлялся. Он аккуратно припарковал машину поближе ко входу, выключил двигатель и заблокировал колеса. Затем он так же изящно вылез из салона, и, подождав пока Исаак тоже покинет автомобиль, включил сигнализацию.
Что же, начнем наш пафосный вечер. - И он чеканной солдатской походкой направился ко входу.

0

36

Кажется, на улице стало ещё холоднее, потому герр ректор поспешил за Фридерманном в тёплое помещение ресторана. Быть может "MunchenHof" действительно являлся чересчур пафосным заведением, но кухня была велеколепна, а обслуживание на высшем уровне. Кроме того, здесь можно было не опасаться попасть на глаза студентов или преподавателей.
- Герр фон Кампфер! - разумеется, метрдотель уже узнал постоянного посетителя. - Вы..
- Столик на двоих, герр Нотбек. Подальше от чужих глаз, - Исаак ограничился сдержанной улыбкой, но глаза его оставались холодными. Вбитое с детства "есть господа и есть те, кто их обслуживает" никогда не изменяло Кампферу. Впрочем, излишним снобизмом он не страдал. Так, только высокомерием.. иногда.
- Конечно, конечно, - засуетился мужчина. - Сюда, пожалуйста.
Метрдотель провёл мужчин вглубь ресторана, к небольшому столику у окна, укрытому от посторонних глаз элементами декора. Миловидная официантка вручила Исааку и Майеру меню в тяжёлой кожаной обложке и тактично удалилась, давая посетителям возможность выбрать.

0

37

Как и ожидалось, ресторан был полон фешенебельного шика. Но Фридерманн предпочел не рассматривать ни зал, ни малочисленных посетителей. Заведения он судил по качеству обслуживания и наличию музыки. Вернее ее отсутствием. Майора вовсе не удивило, что Исаак здесь постоянный клиент. Такие места и люди его типы были просто созданы друг для друга. Мужчина скривил губы в презрительной усмешке. Богатых людей он не переносил на дух. Они смотрели на всех с высока и презирали тех, кто этих денег не имел. Хотя, именно в последние годы, Майер стал одним из таких. Но презирал он людей по совсем другой причине. Вернее по нескольким.
Майер поморщился, когда меню принесла девушка. Уже вторая за этот день. Он почти брезгливо взял из ее рук меню и углубился в разборе блюд. Немецкую кухню он не очень жаловал. Хотя вот лосось в соусе из бренди очень импонировал ему.
Уже выбрали, что будете брать?

0

38

От Исаака не укрылось недовольно вырежание лица Фридерманна. Неужели ещё один женоненавистник? Ну что ж, его личное дело, хотя герр фон Кампфер просто отказывался понимать, как можно не любить женские прелести.
- Разумеется, - в отличие от Майера Исаак, часто бывавший в этом ресторане, уже практически наизусть выучил меню, и блюдо выбрал почти не глядя. Фрау Краусс наверняка приготовит сегодня на ужин что-нибудь этакое и наотрез откажется слушать оправдания хозяина что, мол, он уже был в ресторане. Пожилая кухарка заботилась об Исааке как мать родная, даже ещё лучше, и порой подобная забота его бесила. Но набираться окаянства и кричать на женщину он не собирался - всё-таки её забота знала пределы.
Официантка появилась столь неожиданно и тихо, что казалось просто материализовалась из воздуха. Неизменная вежливая улыбка на губах и ожидание в красивых глазах.
- Мясной рулет. Бутылка Бордо Совиньон, - Исаак отдал девушке меню.

0

39

Фридерманн еще раз заглянул в меню. Судя по ценам, ресторан был для людей, достаток которых явно превышал достаток ректора. Хотя, в переводе на евро, цены его собственно ресторана были приблизительно одинаковыми со здешними. В голове зароились мысли о том, что и Кампфер имеет свои дополнительные источники для добывания денег. Но какие?
Официантка тихо проскользнула мимо плеча преподавателя, молча ожидая заказа. Исаак уже продиктовал ей свой выбор и теперь выжидательно смотрела на Майера.
Прошу вас, картофельные клецки, штокенгер и гевюрцтраминер. - Вино он выбрал несомненно одно из пяти лучших во всем мире, как и ректор. Но не потому, что он хотел показаться в его глазах компетентным в этом отношении. Просто к полу-мясному, полу-мучному штокенгеру очень подходило белое вино.

0

40

Девушка кивнула и удалилась. Пару секунд герр ректор смотрел ей вслед, раздумывая - вот такая молодая и красивая, неужто ей хочется всю жизнь бегать с подносом, пускай и в таком приличном месте за хорошую зарплату?
Вот оно, нежелание получать высшее образование! Или просто банальная мечта подцепить богатого клиента и выскочить за него замуж? - скорее всего, последнее предположение было наиболее близко к истине. Ну что ж, бог барышне в помощь.
- Герр Фридерманн, раз уж нынче мы с вами оказались в таком месте, да ещё вдвоём, то позволю себе маленькую вольность и задам вам вопрос, который, признаться, мучает меня уже довольно продолжительное время, - Исаак тонко улыбнулся. - Разумеется, я читал ваше резюме, до сих пор не могу понять, что заставило такого человека как вы, пойти преподавать в университет. Почему-то мне кажется, что вбивание знаний в дубовые головы ленивых студентов не ваша стезя..
Маленький междусобойчик, так кто знает, в какую сторону свернёт разговор? По крайней мере, герр фон Кампфер рассчитывал использовать этот вечер, чтобы выяснить всё, что давно его волновало.

0

41

Майер проследил за взглядом Исаака. Тот, несомненно, смотрел вслед удаляющейся официантке, о чем-то раздумывая. Но знать о чем именно, как-то совсем не хотелось. Безусловно, к гетеросексуальным отношениям мужчина относился спокойно, но никак не мог понять, как мужчины могут уживаться с этими странными существами, зовущимися женщиной. Быть может большую роль сыграло то, он слишком много времени провел среди мужчин. А может и то, что мать питала к нему чересчур сильные для матери чувства.
Вопрос был типичным вопросом ректора преподавателю. Более того, это был первый раз, когда они вот так встретились, в спокойной обстановке, с глазу на глаз.
Вольность, говорите? Хорошо, позволю. Но только лишь в том случае, если взамен смогу задать вам тоже один вопрос. - Фридерманн снял очки и потер внутренние уголки глаз. В полутемном помещении сквозь линзы смотреть было немного много. Сетчатка будто рвалась на части. Он аккуратно положил их рядом с собой на стол. — Если быть откровенным, мне просто немного надоело разъезжать по миру. Сейчас очень спокойное время, нигде в мире нет войн. Почему бы не занять себя тем, что одновременно приносит деньги, и позволяет вполне себе бесплатно тренироваться, одновременно с обучением этих самых дубовых голов. - Майор внимательно посмотрел на ректора. —Мой ответ себя исчерпал?

0

42

Ах, право слово, ну почему просто не ответить на вопрос? Что за люди нынче пошли, ей-богу? Всё только требуют, а просто так дать никто ничего не может! Вот так станешь подыхать, а до больницы тебя довезут только если заплатишь. И плевать, если у тебя руки-ноги не двигаются, а язык неожиданно отнялся.
- Я в вас не сомневался, герр Фридерманн, - Исаак нарочито тяжело вздохнул. - Всё-то вы хотите. А как же милосердие и бескорыстие? Хотя, боже правый, какие глупости я говорю! Вряд ли вы слышали об этих словах.
В общем-то Майер целиком и полностью оправдал ожидания ректора. Возможно, если бы сейчас где-нибудь - например, на Ближнем Востоке, - разгорелся очередной конфликт, герр Фридерманн покинул стены университета и поспешил в самую гущу событий. Исааку не дано было это понять. Такие люди, как он хороши были в составлении планов, которые осуществляли другие. Власть и деньги - вот призвание фон Кампфера.
- Задавайте свой вопрос, герр Фридерманн, - ректор безмятежно улыбнулся, спокойно глядя на мужчину. - Я постараюсь на него ответить.

0

43

Вы полностью правы, милейший. Такие слова мне незнакомы, на деле. Безусловно, мне приходилось их слышать. Хотите сказать вы можете сделать что-то бескорыстно? - Майер облокотился на спинку кресла, закинув ногу на ногу и отсутствующим взглядом оглядел зал. Всего лишь несколько занятых столиков. Никакого движения. Чинно, медленно, размеренно, они поглощали пищу, ведя неспешный разговор о мелочах, которые несомненно выглядели в их глазах глобальными проблемами. Именно этому всегда поражался Фридерманн, сторонне наблюдая за богемным обществом.
Майор вернулся из мира мыслей, снова обращая взор к ректору
Не хотелось бы задавать вопрос, если у меня нет стопроцентной уверенности получить на него ответ.

0

44

- Представьте себе, есть вещи, которые я делаю бескорыстно, - Исаак сдержанно улыбнулся. - Только не спрашивайте какие именно, прошу вас.
Почему-то говорить изящные гадости говорит сейчас не хотелось, впрочем, от медленного яда герр ректор не отказывался. Тем временем к столику подошла официантка с большим подносом, на которым стояли заказанные блюда. Герр фон Кампфер прервал разговор, выжидательно смотря на девушку - ни на секунду не спуская с неё внимания. Фройляйн очаровательно покраснела, но, расставив тарелки, лишь вежливо бросила "Приятного аппетита и удалилась.
- Так о чём бишь мы? Ах да, вопрос, - Исаак лучезарно улыбнулся. - Ну что ж, я рискну. Обещаю ответить на ваш вопрос.
В общем-то герр ректор никогда не давал подобного рода обещаний, но любопытство - великая вещь. Интересно, что же спросит герр Фридерманн, какие подробности из жизни ректора захочет узнать.

0

45

Майер еще издали заметил приближавшуюся с заказом девушку, и отвел взгляд. Он сидел, нервно барабаня пальцами по столу, до тех пор, пока она не соизволила удалиться.
О? Неужели люди, подобные вам, действительно могут делать что-то не ожидаю ничего получить взамен? Я искренне удивлен. - На самом деле майору было все равно. Ректор, безусловно, интересовал его, отчасти, но в эту часть вовсе не входило знание его морального облика. Он взял в руки бутылку гевюрцтраминера и плеснул немного в высокий винный бокал. В подобном месте было не уместно вести себя привычно и пить вино наподобие водки одним махом, тем более Фридерманн привык подстраиваться под обстановку. Изящным движением он взял бокал за ножку и поднес к лицу, слегка прикрыв глаза, он вдохнул еле ощутимый аромат напитка, посмотрел на его прозрачность, слегка покачнув его внутри стекла, и сделал маленький глоток, смакуя букет на языке. Затем он так же осторожно поставил бокал на стол и посмотрел на Исаака. Все, чем тот возможно был занят все это время, скрылось от глаз мужчины.. Но реплику Кампфера он не оставил без внимания:
Раз обещаете, позвольте мне знать, за что вас так привлекают женщины. На сколько мне удалось заметить, за это недолгое время, проведенное с вами, вы не преминете обращать на них внимание, если они есть в поле вашего зрения. Я побывал во многих странах, но более уродливых женщин, нежели в Германии, еще не видел. - Фридерманн говорил правду. Даже в Африке, женщины были куда красивее, хоть и имели почти черный цвет кожи. Несмотря на неприязнь к этому полу, общаться с ним приходилось, и довольно часто. И, так как наблюдательность - отличительная его черта, не замечать мелких деталей он не мог.

0

46

Разумеется, Исаак ни на йоту не поверил заявлению о том, что герр Фридерманн испытал удивление. Как-то не вязался этот человек с простыми человеческими чувствами и слабостями.
Бордо было выше всякий похвал и, несомненно, стоило тех денег, которые нужно было за него заплатить. Из всех алкогольных напитков Исаак предпочитал именно вино, и предпочитал на нём не экономить, как, впрочем, и остальных предметах, прочно связанных со словом "роскошь". Герр фон Кампфер любил красивую жизнь, и отказываться от неё, чтобы соответствовать статусу ректора университета, не собирался. Благо, средства на безбедное существование он имел.
Признаться, вопрос собеседника немало позабавил Исаака, но высказываться по этому поводу он не стал. Хочет майер узнать ответ - да пожалуйста.
- И это сказал человек, который считает себя патриотом! - герр фон Кампфер негромко рассмеялся. - Ну что ж, драгоценный, возможно вам просто не попадались красивые немки или у нас с вами разные понятия о женской красоте. Я считаю, что ничего прелестней лукавой женской улыбки, точёной фигуры и нежных рук. Женщины на то и женщины, чтобы быть рядом с мужчинами, ежеминутно очаровывать их и, подразнив, ускользать. Мы стремимся покорять, но в браке, в большинстве своём, покорно надеваем ошейник и подставляем спину под тонкие каблучки. Разве это не чудо?

0

47

Ответ Исаака так рассмешил Фридерманна, что буквально несколько минут он хохотал без остановки. Как оказалось, привлек внимание всех посетителей, которые косились на него с возмущением и осуждением. Да, здесь он высказал несоответствие с их ленивой размеренностью. Но эпатировать ему не привыкать. С самого рождения Майер был центром всеобщего внимания, будь оно негативным или положительным. В обществе он всегда занимал центровую позицию, ибо умел выставить себя в выгодном свете. Хотя, молодость все еще билась в жилах майора, поэтому нередко ему хотелось выглядеть в глазах людей бесшабашным молодым человеком. Вряд ли кто либо даже из его друзей, знал, насколько молодо может выглядеть этот мужчина, и на сколько сливаться с толпой молодежи.
Окончив смеяться, Майер сделал глоток вина и не скрывая насмешки, ответил:
Вам кажется чудом, когда такая лукаво улыбающаяся стерва ставит на вас ноги и пользуется вашей к ней привязанностью? Мне кажется у вас извращенное представление не только о женщинах, но и о самих чувствах. - Майор взял с блюда клецку и откусил небольшой кусочек, мерно прожевывая. — Кстати, кто сказал вам что я патриот? Мне кажется, что это все ваши домыслы. Я никогда не любил Германию в ее нынешние годы. Я бы больше предпочел жить в средневековье. По крайней мере тогда люди действительно знали что такое честь и истинная женская красота. - Маейр всегда ловко лгал. Жить в те времена он хотел только потому, что это было темное время, когда кровь текла по земле рекой, когда непрестанные балы застилала глаза алкоголем, когда безнаказанно можно было творить непотребства. Майер никогда не говорил того, о чем на самом деле думает.

0

48

Исаак ограничился сдержанной улыбкой, но глаза его метали молнии. Казалось, если бы взглядом можно было испепелять, от Фридерманна давно бы уже осталась жалкая горстка пепла.
Право слово, какой позор! Что за поведение? Более всего герру ректору хотелось подвести конец этому замечательном вечеру и огреть зарвавшегося Майера бутылкой по голове. Или, на крайний случай, высказать всё, что он о нём думает и удалиться с гордо поднятой головой. Но чаша терпения Исаака ещё не была переполнена, да и хорошим воспитанием он, в отличие от Майера, отличался. Потому, пока преподаватель хохотал как умалишённый, герр фон Кампфер с невозмутимым видом резал рулет. Смех тем временем стих, но ехидства у Фридерманна не убавилось.
- Я уж думал, что вы подавитесь, - спокойно произнёс Исаак. - Вы либо переиначили мои слова, либо просто не поняли, что я имел ввиду. Чудом можно назвать то, что мужчина спокойно покоряется женщине, более того - ему это нравится. Да, и если вы не заметили, я человек с весьма извращённым мировоззрением.
Вас в детстве недолюбили что ли? - со злорадством подумал ректор, но вслух ничего говорить не стал. Гадости нужно говорить изящно.
- Средневековье? Великолепно. Замечательное время, когда роскошные кавалеры и их дамы бегали мыться в ближайший ров, ели руками и умирали от простуды едва дожив до 25 лет, - лёгкая пренебрежительная усмешка. - Однако вы романтик, герр Фридерманн. Нашли свою эпоху, надо же..

0

49

Майор дожевывал свою клецку. Ресторан дорогущий, а готовили здесь даже хуже, чем в самом захудалом кафе на Гаваях. Но здесь ему было не привыкать. При нескольконедельном походе в горы, без дополнительного провианта, еще при учебе а академии, приходилось питаться куда более противной едой, вроде жуков, кореньев и сырого мяса. Майер до сих пор помнил, что полковник избрал для похода специально сезон дождей. И костром там совсем не пахло. Да и мясом тоже. На всю группу из 20 человек, включая полковника, один револьвер, и тот, у него. Поэтому даже эти клецки казались райским блюдом, на фоне того. Переживал недоперченый картофель, Фридерманн снова обратил взор к ректору, который методично резал свой рулет. Какой не пафосный заказ, право слово!
Не надейтесь, умирать я пока не собираюсь. По крайней мере в ближайшие несколько десятилетий точно. - Он сделал глоток вина, запивая мелкий кусочек сосиски коризо. — Я правильно вас понял, и не пытался переиначить ваши слова. Боюсь, что я все сказал именно так, как вы описали. Просто в более грубой форме. Видимо вы плохо расслышали. Стареете, наверное. - Мужчина невозмутимо поедал свой штокенгер, соблюдая в каждом движении этикет. Прожевав очередную небольшую порцию он ответил Кампферу на его язвительное заявление, которое, признаться,  немало позабавило:
Вы видимо говорите о раннем средневековье, где люди не знали о том, что такое ванная и столовые приборы. Я же говорю о периоде XIV - XV веков, позднее средневековье. Когда интеллигенции был знаком водопровод и серебряные столовые приборы, и медики могли побороть заразы в виде чумы или холеры. Я, поистине, смог бы найти эту эпоху, если бы у меня была машина времени, а так... За неимением оной прозябаю здесь, в скучной современности.

0

50

Отвлекшись на время от Фридерманна, Исаак воздал должное блюду и вину. Безумцы те, кто объявил чревоугодие грехом, ведь хорошая дорогая пища - одна из составляющих красивой жизни.
Герр ректор печально вздохнул. Вполне спокойный вечер - наверное единственный за последние две недели, когда можно было по-настоящему отдохнуть, забыв о делах, - но всё портил этот ненавязчивый разговор, более всего напоминающий игру "Как достать соседа". А победителю. наверняка, достанется блаженный тихий остаток вечера и хладный труп собеседника впридачу.
- Да, есть немного, - Исаак неопределённо повёл рукой, в которой держал бокал с вином. - Все мы стареем, к сожалению, человечество ещё не придумало к.ак можно остановить необратимые процессы в организме.
Ты меня пять лет старше, чёртов кретин. Может, наконец, призаткнёшься, пока я самым прямым образом этому не поспособствовал?
- В следующий раз, будьте добры, уточните, - с негромким стуком бокал был поставлен на стол. - У каждого человека своя ассоциация на Средневековье. Я не исключение.
Интересно, его интересует что-нибудь кроме себя, любимого?
- Скажите, герр Фридерманн, вы ехидничаете потому что у вас натура такая или вам просто нравится доводить людей до ручки? - неожиданно поинтересовался Исаак. Весьма провокационный вопрос, можно ли увильнуть от прямого ответа?

0

51

Фридерманн обмакнул клецку в соус штокенгера и аккуратно откусил еще кусочек. Больше всего он любил это блюдо, потому, что так звали погибшего в той злосчастной аварии друга. Всегда, когда он заказывал его, вспоминались годы, проведенные вместе. Нет, это не было ностальгией, всего лишь дань тому, кого он фактически убил своими руками. Кого любил больше родного брата и уважал больше полковника. Не больше, не меньше.
Считаете не придумали? Полагаю ученые, уже давно занимающиеся этими вопросами, что-то несомненно изобрели, но просто скрывают это от нас.
Вопрос о средних веках был закрыт. Да, и только у вас она извращенная, Кампфер.
О? Я уже успел довести вас, герр Кампфер? - Майор сделал пару глотков и продолжил: — Боюсь что моя любовь доводить людей выросла в привычку, от которой мне очень сложно отказаться. Лучше скажите мне, почему Вы всегда так ядовиты? Дантист случайно ставил вам не те зубы в детстве?

0

52

Указательным пальцем Исаак принялся водить по кромке бокала. Тонкое стекло тихо отозвалось - замечательный звук. А ощущение, будто ласкаешь давнюю любовницу.
- Человек ещё не научился использовать свой мозг на 100%, так неужели он сумеет придумать эликсир бессмертия? - ректор рассмеялся. - Да и зачем он нужен? Люди мечтают о вечной жизни и не знают что будут делать в среду вечером. Вот такой парадокс.
Очередной глоток вина. Ленивый взгляд из-под полуопущенных век. В такие моменты стирается грань между ректором и преподавателем. К добру ли?
- Я этого не говорил, - невозмутимо произнёс герр фон Кампфер. - Видимо, вас плохо воспитывали в детстве или вы выросли в окружении точно таких же людей, - ещё чуть-чуть и ехидство плавно перетечёт в интеллигентное хамство. - Вы почти угадали. Добрый дядя дантист предложил мне на выбор - акульи либо змеиные клыки. Я решил, что три ряда зубов уже слишком, и остановил свой выбор на змеиных клыках. Так и живу.
Отвечать начистоту Исаак не собирался, потому и предпочёл отшутиться. С Майером он на брудершафт не пил, потому откровенничать не собирался.

0

53

Вам только так кажется. Могу поспорить, что существуют люди, умеющие использовать 200% своих мозгов. - Майер проследил за тем, как любовно водит пальцем Исаак по кромке бокала. Именно так, сам майор любил "ласкать" бокалу ножку. Это, несомненно, завораживало. Преподаватель вздохнул, как человек, уставший от всего:
Видимо вам все же плохо зубы вставили, теперь они у вас болят, и поэтому вы так злобствуете.

0

54

- Вам так нравится верить в невероятное? - ректор усмехнулся. - Кажется, с каждой минутой я узнаю о вас что-то новое.
То, что в анкете не напишешь. А это не может не радовать
Постепенно ресторан наполнялся людьми и зал наполнил тихий гул голосов. На ум невольно пришло сравнение с большим ульем. Только в большинстве своём его обитатели - трутни. Ленивые, не работающие, ведущие праздный образ жизни.
- Герр Фридерманн, вы забываетесь уже в который раз за этот вечер - в голосе Исаака послышались стальные нотки. - Вам не надоело вести себя по-хамски?
А дайте-ка я вас лицом об стол? Потом попудрим, и незаметно (с)

0

55

Верно, это вам только кажется. - Солгу и глазом не моргну. И где мои манеры? - Думал Майер, пережевывая дольку жгучего лука. Острое он любил как никто, поэтому, взяв со стола перечницу, он высыпал на штокенгер добрую половину всего имевшегося там перца. Теперь блюдо действительно можно было есть, оно обладало тем неповторимым слегка острым привкусом, к которому так привык майор.
Каким бы странным это не казалось, но людей становилось все больше. Это начинало раздражать. Голоса резали слух и, несомненно, мешали сосредоточиться на беседе, и, главным образом, на еде. Но даже не смотря на это, он спокойно ответил смотря Исааку прямо в глаза:
Разве я веду себя по-хамски? Я же говорил вам, что это все сила привычки. порой я не могу отделить себя от этого, мы с моим хамством неразлучны.

0

56

Чуть приподняв брови и тем самым обозначив некую степень своего удивления, герр фон Кампфер наблюдал за процедурой превращения вполне съедобного люда в нечто ужасное. Хотя у каждого свои предпочтения. Как говорится, на вкус и цвет товарищей нет. Нравится Майеру есть эту дрянь - бог ему в помощь.
- Не умеет вы хамить красиво, герр Фридерманн, - ректор нарочито тяжело вздохнул. - Вам самому-то это нравится?
В общем-то Майер уже большой мальчик и учить его жизни не надо было. Первичная социализация пройдена, и исправить уже заложенное в ней было невозможно.
Исаак бездумно перевёл взгляд на бокал с вином. Вот так скоро приехать домой, сесть в кабинете, выпить чашечку свежесваренного кофе и зависнуть над делами. Часиков до трёх ночи. Банально. Привычно. Неизменно.

0

57

Фридерманн, изрядно наевшись половиной всего принесенного, немного отодвинул от себя тарелки и сложил столовые приборы, как полагается, на само блюдо.
Не думаю, что мне знакомо понятие красоты. Особенно в этом смысле. - Майер вздохнул не менее легко, чем Исаак. — Знаете, это как с процессом чистки зубов. Пусть не хочется, а надо. - Так оно и было, отчасти. Хотя необходимости хамить он не видел. Это была привычка, годами вырабатываемая для профессии. Теперь же ее сложно было искоренить, пусть даже место и время могли с этим повременить.
Герр Кампфер, - Майер посмотрел на собеседника сквозь стекло поднятого бокала, — как думаете, к чему мы с вами здесь сидим?

0

58

- Интересное сравнение, - Исаак задумчиво повертел в руках вилку. - Да, кажется, без понимания этого понятия вам преотлично живётся.
Всего один вечер. А завтра они снова будут вежливо раскланиваться в коридорах университета, изредка перебрасываться гадостями, в которых окружающие будут видеть только изящную словесную перепалку, и кидать друг на друга полные холодного презрения взгляды. Поразительно, что за три года пребывания в университете герр фон Кампфер ухитрился не сойтись ни с одним человеком - хотя бы вне работы. И, пожалуй, дело было даже не в прегадостном характере (хотя в душе, ректор, несомненно, был добрым и милым человеком), а в желании Исаак соблюдать дистанцию и вне стен университета.
- Думаю, вам лучше это известно, - герр ректор пожал плечами. - В конце концов, с вашей стороны была подана идея отужинать вместе.

0

59

На самом деле, я не пытался думать о том, зачем вас приглашаю. У меня был свободный вечер, который было нужно чем-то занять. Как раз вы были рядом. Я думал, что у вас найдутся идеи, на этот счет. - Фридерманн и правда не знал. зачем они здесь. Он внимательно оглядел Исаака. Исключил из списка женоподобность, думая, что все же, этот человек ему интересен. По крайней мере потому, что умел ставить себя в общении с кем бы то ни было, на правильную позицию. Пусть даже правильную лично с его точки зрения. Майер уважал людей, не изменяющих своим принципам. Наверное потому, что сам никогда не сходил с выбранного пути.

0

60

- То есть я просто подвернулся под руку? - странно, но в голосе ректора не было недовольства, одни только тонкие нотки безграничного веселья. Кажется, ситуация всерьёз начала забавлять Исаака. Или он просто удовлетворил низшие потребности из пирамиды Маслоу. Или, наконец, решил, что бессмысленная грызня всё-равно ни к чему хорошему не приведёт, и ко всему нужно относиться с улыбкой. Чёрт его знает.
Меньше думать надо, Фридерманн. Особенно вам
- Ну что ж, возможно, если в самом начале я стремился провести хотя бы один вечер вне кабинета, заваленного документами, то сейчас я стремлюсь узнать вас не как преподавателя, а как человека, - фон Кампфер потарабанил палцьами по столу. - Как вам такой вариант?

0


Вы здесь » die Konfrontation » Внесюжет » Университет Бруно; ресторан "MunchenHof"