die Konfrontation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » die Konfrontation » Внесюжет » Валь д'Изер и Тинь, Франция


Валь д'Изер и Тинь, Франция

Сообщений 241 страница 248 из 248

241

- Не отвлекайся.. - простонал Лай, понимая, что все его первоначальные планы дождаться, пока Вольфган откроется, завалить его на кровать и медленно и с чувством отлюбить терпят однозначный крах. И более того. Он даже рад такому развитию событий.
Боже, он даже представить не мог, что когда-либо позволит кому-то быть сверху, да еще и будет радоваться этому событию, как новобрачный. И даже гордиться этим.
Но.. чем только Альберт не шутит...
- Иначе я умру совершенно от другого голода, -  ноги однозначно скользнули по бёдрам Кёнига, призывая не затягивать. Единственный голод, который сейчас терзал Лая ясно читался в его горящем взгляде. Его любимый был мастером сладких пыток, с потрясающей, нечеловеческой выдержкой. Искать под кроватью тюбик с любрикантом, чтобы не сделать ему, Лаю, больно.
Наёмнику впервые хотелось смеяться и плакать одновременно. Ему, с ног до головы исполосованному шрамами, привыкшему к боли, как  к родной. До чего он потрясающий - этот парень, который ему достался.
- Я люблю тебя, - шепнул он на ухо Вольфгану эту непреложную истину. Слова, которые он никогда не произносил принципиально, потому что считал, что это возвышенное чувство не для него. Хотеть - да. Но любить.. теперь он понял, что он это умеет.
"Мы любим не так, как люди. У нас это навсегда."

+1

242

- Тише.. не торопи, а то я за себя не отвечаю, - почти прорычать, а не прошептать нежно, влажно целуя губы, прежде чем заменить уже привычные пальцы менее привычным членом. Толчок, перед глазами туча звезд, они белыми мушками расплываются перед глазами, и он с жадностью впивается в губы, входя в следующий раз резче, глубже, следующий почти без перерыва снова. От ощущения приливающей в голову крови мир как-то разгоняется, и он вместе с ним. Все быстрее, быстрее.... подхватив под поясницу любимого, невероятного... невозможного.
Целовать эту шею, эти руки, прижимая к себе тесно, не давая остаться безучастным, то замедляясь, то ускоряясь вновь, лаская удивительное тело.

+1

243

Невнятное ругательство заглушил жадный поцелуй, все же Лай был не совсем привычный к этой роли, однако только плотнее подался навстречу, обхватывая бёдра любовника ногами, раскрываясь сильнее.
"Интересно, что он имел ввиду.. Ох.."
Все мысли куда-то делись, вкрай заведённое тело не готово было к долгому противостоянию и Лай улыбнулся, зарываясь пальцами в тёмные волосы, впиваясь в плечи, легко и с нажимом проводя ногтями по спине, прогибаясь навстречу.. Всем своим видом показывая, как ему сейчас хорошо, как он хочет.
Воль, и ты это скрывал?.. Боже, да я пристрелю того, кто называл тебя бесчувственным!...
Впрочем, нет. Он сам будет с удовольствием поддерживать легенду о чёрствости Кёнига.
Пусть все чувства Вольфгана достанутся только ему, Лаю.
Он таки сдался, отчаянно прогибаясь, закусывая губу, подаваясь на встречу. По телу пробежала крупная дрожь, мир смазался яркими пятнами, в ушах застучало. Наверное, это был самый долгий оргазм в его жизни.

+1

244

Вот так с утра мир может превратиться лишь в одно единственное движение, в одно единственное желание - слиться. Жарко, быстро, дыхания временами не хватает, но он лишь дразнит себя кислородным голоданием вновь и вновь впиваясь в изумительного мужчину поцелуями, не в силах сдержать желания ласкать, обнимать, почти извиняться за свою напористость и показывать до чего способен довести один киллер одного майора.
Любимый под животом прогибается так, что ему просто не верится, что тело способно так прогибаться по жаждой наслаждения. Жар накрывает с головой, от одного лишь вида этой прикушенной губы, этого прогиба, он готов перегрызть глотку любому, кто посмеет оставить хоть малейшую царапинку на этом совершенстве, он убьет ради него... нет, он умрет ради него.
Теснота сжимается и обхватывает теснее, он невольно стонет, поддаваясь вперед, чувствуя животом влажный живот любимого, ощущая эти невероятно сладостные судороги вокруг, входя снова, доводы до предела всего парой толчков.... Войти и замереть, пока мир ухнул во тьму, оставив на губах лишь солоноватый привкус собственной прикушенной щеки, облизнуть пересохшие губы... посмотреть сквозь рассеивающееся марево на Лая, мягко касаясь губами ключицы, шеи, уха. Выскользнув подхватить на руки, бережно поднять, чтобы пойти с ним вместе в ванну.
- Доброе утро, Лай.

+1

245

- Доброе утро.. Ох.. - Голова кружилась, ноги снова отказались держать наёмника. Только один человек мог за какие-то полчаса довести его до подобного состояния.
"Я слишком расслабился"
Вот теперь он хотел есть. Зверски и неконтролируемо. Глянув на любимого ясным, посветлевшим взглядом, Лай выкрутил воду в душе, затаскивая Вольфгана с собой в кабинку. Прижался, обнимая за талию, коснулся губами плеча.
"Не хочу отпускать и на миг"
- За что ты мне, счастье..

+1

246

Стена холодная, а Лай такой горячий... все еще горячий. Пальцы скользят по спине, бесконтрольно, просто желая утолить эту потребность - касаться его, очерчивают не видимые волку сейчас шрамы, он касается едва уха губами, чуть улыбаясь и доставая с полки гель, губку, намыливая спину, плечи, талию Лая, покуда тот льнет, касается..
- За то что не отпускаешь меня.

+1

247

Ответные движения, пена, гель, сладкий запах. Перехватить душевой шланг, окатить обоих водой, брызгаясь, нещадно наливая на пол...
Плевать.
Это самый счастливый отдых в жизни, самое лучшее воспоминание, и Лай понимает, что это не предел, что еще будет, много.
- И не отпущу, -  он прикрывает воду, оба мокрые, свежие, довольные, хотя жар, поселившийся в теле, так просто не унять.
- Ну что, моя королева, - Лай смеется, весело скаля белоснежные зубы на всё еще загорелом лице, - попытка позавтракать номер три?.. - с любовью накидывает халат на плечи Вольфгана, полотенцем промокая мокрые  чёрные волосы, сам стоит обнажённый, но ему все равно. Если здесь и сейчас можно поухаживать за сюзереном, он не упустит свой шанс..

+1

248

- Три... четыре... в любом случае позавтракать едой, нам сегодня придется, - Вольф улыбается, щурится, когда с мокрых волос на глаза падает вода, притягивает к себе Лая, озорно целуя тому кончик носа, достает полотенце с крючка снимая им с любимого тела капли воды, - Что ж я уже высохший и весь такой домашний, а ты все еще будоражишь мое воображение, м? Что мы будем сегодня есть? Во Франции, насколько знаю, все с утра зачем-то едят булки.
Забыть, что где-то там он ректор, где-то там у них море работы и видятся они только дома перед самым сном, а то и вовсе не видятся... Но помнить, всегда помнить о то какую светлую чистую радость испытываешь, обнимая, целуя этого невероятного человека, какую свободу испытываешь рядом с ним... Не зря Менгле боялся, что Лай изменит его лучшего солдата, не зря.. За этим светлым созданием Вольфганг мог уйти куда угодно и идти так долго как только потребуется, чтобы снова увидеть Лая счастливым.
обтертые полотенцами, все еще распаренные... но надо и одеваться, что ли. Повязав на Лае полотенце, Волк улыбнулся.
- Надо, думаю, завтракать вне номера.

0


Вы здесь » die Konfrontation » Внесюжет » Валь д'Изер и Тинь, Франция