die Konfrontation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » die Konfrontation » Первый этаж » Коридор


Коридор

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

...

0

2

----> Актовый зал

Лай прошел вперёд; вполне нормально, что студент принял его за офицера, и стремится оказать знаки внимания. Кроме того, Лай прибыл с волком, а оттого его персона должна быть не менее священна. Кажется, Крис относился к той группе адальбертовцев, чья любовь к ректору распространялась и на его окружение.
Интересно, что там был за разговор?.. Лай начинал волноваться. Лютер, конечно, был профи, но вот с крышей у него явно были не лады, и кто знает, может, он таки решился напасть на волка. На самом деле, Лаю уже высказали всё, что думают о его поступке. И не важно то, что организация первая просчиталась, не учтя  того, что у Курта был напарник. Их основной задачей было защитить своего человека - слишком долго его внедряли в крупную правительственную компанию, слишком важной была его роль. Настолько важной, что конкурирующая фирма мало того, что послала Курта, так ещё и подготовила его ко встрече с Вольфганом и возможной операцией на двоих...
Лайонела послали на перехват. Его задачей было не дать Курту встретиться с волком и о чем либо договориться. При  нужде был приказ - убрать обоих. О напарнике не было ни слова. Но лишь только Лай увидел волка, то, с какой любовью он смотрит на своих студентов, и то, как они смотрят на него, он понял, что умрёт только один. Второй же будет жить, и дальше руководя своим логовом.
С Куртом у Лая был старый счёт - если бы не этот старый лис, несколькими десятками шрамов на лаевой спине было бы меньше. Он давно искал случай завалить "мясника", никакого честного боя, а именно так - просто пристрелить, как собаку, и дело с концом. А теперь..
Организация, конечно, отказывалась признать свою промашку.
Лютер имел все права потребовать выдать ему голову Лая, и организация честно сказала, что так и сделает. Мол - промахнулся, теперь плати.
И Волк уже не имел тут никакой роли. Просто умудрился понравиться наёмному убийце - Лай уже жалел, что втянул ректора во всё это. Сейчас ему стоило найти Лютера первым, потому что угроза всё так же нависала над тем, кого Лай должен был защитить изначально. Однако сейчас Лютер предупрежден, готов, и сам ведет охоту. Ситуация отвратительна.

Лай настолько погрузился в тёмные мысли, что даже не замечал, куда они идут...

0

3

Радовало одно, мужчина о чем-то настолько задумался, что не надо было вести светских разговоров, которые явно не были коньком молодого кадета. Зато можно было спокойно и без лишних разъяснений провести мужчину туда, куда надо. И лучшее место для их "разговора" уже было найдено. И именно сейчас он действительно был благодарен одному из старшекурсников, который показал ему это замечательное место. Вести туда можно было без всяких подозрений, но вот если открыть боковую дверь, а не переднюю, то можно было попасть туда, где тебя явно не скоро найдут. Особенно преподаватели. А бояться сейчас нежданного прихода студентов тоже не приходилось, все слишком увлеченно поедают угощения. Еще бы, после питания-то в столовой на протяжении стольких месяцев..
"Не дернуться раньше времени.. не дернуться раньше времени.."
Мысленно уговаривая себя не вцепиться клыками в шею идущего рядом, вывел его на лестницу, ведущую наверх, наконец, начиная тихо говорить, надеясь, что мужчина его не услышит и будет продолжать летать в облаках. Но излишняя молчаливость "смущенного" кадета тоже могла показаться подозрительной.
- На втором и третьих этажах у нас кабинеты, на четвертом комнаты курсантов. На пятом уже более интересно, там тренажерный зал и бассейн. Но, я думаю, вам несомненно понравится на крыше нашего университета. Там открывается очень красивый вид как на нашу территорию, так и на город, - тихо вещая, но словно так, что перед ним как минимум коммиссия по экзаменам. - И там можно спокойно поговорить.
"Это уж точно не для чужих ушей.."
Кристофер уже почти довел своего врага до места назначения, наконец, позволяя себе быстро взглянуть на мужчину. С виду настоящий офицер, будто с книг по истории сошел.. И надо же, что именно такой представитель оказывался таким гнусным человеком.
- Мы уже почти пришли.

=====> Чердак

0

4

- Что ж, может, новое поколение нас удивит и даже превзойдет? – предположил Менгеле, направляясь к выходу. – Кто знает, какие таланты таятся в этих балбесах.
Выйдя в коридор, мужчина аккуратно прикрыл за собой дверь, словно даже хлопком двери мог привлечь ненужное внимание к уходу ректора, которое и так не осталось незамеченным. Но все же осторожность и предусмотрительность – уже вторая натура.
- С удовольствием. К сожалению, я бываю здесь все реже, - полковник улыбнулся, следуя за Волком, неспешно так оглядываясь, словно просто и правда осматривал университет, в котором и сам когда-то постигал азы военного искусства. Нет, азы-то он уже знал с детства, воспитание сыновей в семье Менгеле всегда шло по неписанным правилам дисциплины, строгости, жесткости, где-то даже жестокости, так что в университете было достаточно просто идти впереди с гордо поднятой головой. Но вот умению не только стрелять, бегать, прятаться, настигать и побеждать, но и тонкости стратегии, общения и лидерства учили все же здесь, среди таких же пацанов, каким тогда был сам Менгеле. Не все, конечно, добились таких же высоких результатов в своей работе. Но и не для всех это было призванием. Как говорится, в армии всегда есть пушечное мясо и тот, кто выигрывает воины. И ни черта не понимают те, кто говорит, что побеждают те самые ребята, которые слепо следуют приказу. Черт с два бы они побеждали без должного контроля. Так, стадо, которому требуется крепкая рука. И вот в этих самых стенах воспитывали будущих победителей. Что и говорить, Менгеле гордился тем, что он адальбертовец. И порой даже ловил себя на том, что чувствует что-то вроде ностальгии, что ли? Вообще, называют это как-то так.
- Мальчишки все еще бегают курить на крышу? – почти с теплотой поинтересовался Альберт, кивнув проходившему мимо военному со своим сыном. – И все так же пытаются прятаться с девушками в темных закоулках сада? Или сейчас это уже не наказуемо уставом?
Вести приятный дружеский разговор, когда идешь забрать того, кого обещал лично повесить на дыбу.. Что-то в этом было.

Отредактировано Кристофер Менгеле (2009-03-11 12:53:46)

0

5

Вольфганг шел справа от полковника, улыбаясь обычной для него в университете спокойной улыбкой, которая никогда ни к кому не относилась и ничего не говорила, и вслушивался в кабинеты. Пока Менгеле с ним разговаривал, Воль старался понять куда мог увести Лайонела Кристофер, прикидывая все возможные варианты. Сомнительно, что это будет первый этаж. Здесь слишком много народу. Кивнув встреченным гостям, волк продолжил разговор.
- Я не стал закрывать крышу, все равно они найдут способ на нее забраться, а лучше места для курилки здесь все равно нет. Заведующие следят за тем, чтобы студенты не курили, но для каждого это свой выбор. В конце концов запах пороха лучше всего прячут лишь сигареты, - Вольф беспечно пожал плечами, помня как однажды попал на воспитательную лекцию о вреде курения. Курить он от этого не перестал. Кажется... даже чаще начал.
- Не могу же я запретить мужчинам быть мужчинами? - волк улыбнулся, - Если поймают в саду, то конечно применят меры, но насильно я их делать евнухами не намерен. Уставом у нас запрещено лишь мужеложство, - "Но если не поймают - не убийца", - мысленно усмехнулся Вольфганг. Прикрыть парочку гетеросексуального характера он еще мог, но вот погонять любителей мужского тела любил, именно такие гады и отравляли ему жизнь в кадетке, в конце концов. Так пусть либо учатся прятаться, либо познают по чем нынче фунт соли.

0

6

- Все еще куришь, Вольфган? Ничего тебя не отучит от этой привычки уже, - полковник усмехнулся, правда, журить не стал. У каждого из нас есть свои пристрастия, можно сказать, у Волка это еще было детской шалостью по сравнению с некоторыми другими. Да и Альберт теперь был уверен, что брать сигареты у посторонних майор больше не поимеет глупость.
- Это правильно. В конце концов, мальчишки молодые, женское внимание им просто необходимо, - с легкой улыбкой откликнулся мужчина, видимо, имевший свои понятия по поводу того, что позволительно, а что нет в университете.
Но вот как только речь зашла о мужеложстве, как полковник мигом нахмурился, явно более чем отрицательно относясь ко всему, что связано с этим отвратительным понятием.
- За такое не просто исключать надо, а в специальные лагеря, чтоб нормальных мужиков из них сделали, - Менгеле редко бывал несдержанным, но эта тема его всегда заставляла сжимать кулаки и едва ли не плеваться ядом. Мужчина, военный, и голубой?! Что за бред! Такого не должно быть априори, все эти любители людей своего пола – ошибка природы. А это всегда можно исправить, дурь можно из любой головы выбить, если очень постараться. А лучше вообще сразу отстреливать тех, кто поганит честь мундира. Ну где это видано, чтобы майор, полковник или генерал кувыркались в постели с мужчинами? Грязно, противоестественно, аморально и далее по списку. Мужчина должен любить женщин, и смотреть на их прелести, а не на чужой член!
- Надеюсь, среди студентов таковых замечено не было? А то помнится, в мое время мы с такими сами разбирались.. Некоторые до сих пор заикаются, - едва ли не с гордостью, ведь Менгеле искренне считал, что очистить свою Alma mater от подобного сброда – дело чести.
"Надеюсь, мой сын тоже не позволяет подобным особям ходить среди этих стен."
- Что ж, если Лайонел выходил покурить, то он мог пойти в так называемую курилку.. – полковник уже уверенно двинулся к лестнице.
Он был уверен, что Кристофер должен был увести этого типа туда, где как можно меньше народа.. А кто из студентов будет курить при родителях? То-то и оно..

0

7

- Горбатого могила исправит, - усмехнулся Вольфганг на слова о курении. Врачи говорили, что если Вольф не перестанет так обожать свои дорогущие кубинские сигары, то могила его исправит очень скоро. Только вольф этому был только что ни рад.
"Да, запретить мужчине быть мужчиной нельзя.. Он должен кого-то защищать. Если не себя и не страну - то жену и своих детей. У Волка должна быть стая", - невольно вспомнилась Америка, волк поспешил вспомнить о том, что именно оттуда привез сигареты Лайонел. Воспоминание о Лайонеле переключило Вольфганга на рабочий лад. Киллера он хотел отпустить. Он... хотел выманить Лютера. Если нет убийцы, то и жертвы нет.
- Среди студентов? Из таких душу вытряхивают, насколько мне известно. По большей части попадаются парни с несдержанной психикой или садисты. С ними боремся с помощью психолога. Нынче растет агрессивное поколение, Альберт.
Майор и полковник стали подниматься по лестнице.
- Думаю, осматривать общеобразовательные кабинеты смысла нет, как и военные. Они заперты сегодня. В спальнях наверняка еще есть студенты, поэтому предлагаю начать с чердака, как вам мысль? - Вольф посмотрел на собеседника, голубые глаза отблескивали в свете ламп водной гладью.

0

8

- Как говорится, главное, чтобы делу не мешало, - улыбнулся полковник, явно прощая подобные слабости своим солдатам. Да и если честно, подобные мелочи он даже одобрял. А то вон некоторые старались свои привычки сдерживать, в итоге вообще в крайности впадали. Так что чем бы дитя не тешилось, только бы своих не подставило.
- Агрессивное.. Направить бы эту агрессивность в нужное русло, цены не будет этим будущим солдатам, - со стопроцентной уверенностью в голосе. Уж кто-кто, а руководитель Программы знал, куда, в каких количествах и как нужно направлять агрессию, чтобы получить нужный результат. И как после уничтожить ее на корню, если молодые военные уж слишком входили во вкус.
- Согласен, Вольфган. Не стоит беспокоить студентов, тем более в их комнатах, - полковник кивнул, ловя холодный взгляд своего в прошлом, а может и в будущем, подчиненного, отвечая на удивление едва ли не нетерпеливым взглядом. Вообще такие эмоции Альберту были несвойственны. Если ему вообще были свойственны хоть какие-то эмоции и чувства, кроме гордости и самоуверенности. Но однажды он уже смотрел точно так же – когда ему дали вести Программу, которую он тогда считал едва ли не смыслом всей своей жизни. А теперь он может прищучить давно разыскиваемого преступника. И более того, использовать того на всю катушку, как говорит современная молодежь. Когда в руках трофей, за которым охотится маньяк, две организации и военное подразделение – ну разве же это не выигрышный билет? Было просто грешно не воспользоваться этим, тем более, когда жизнь ректора оказалась вне угрозы. Если бы Волку хоть что-то угрожало, Менгеле уничтожил бы наемника не задумываясь, но сейчас уже можно было не спешить.
- И чердак все так же открыт, да? – усмехнулся полковник, следуя за Кёнингом. – Как посмотрю, мало что изменилось с того момента, как я выпустился отсюда. Приятно это осознавать.
"Слишком уж вычисляемо, Кристофер. Но наиболее безопасно в этой ситуации.. Если ты еще и не упустил Лайонела, я буду почти доволен."

0

9

Вольф и Альберт поднялись на последний этаж, все время, пролет за пролетом проходили мимо ступени, волк думал о том, что сейчас увидит и чью сторону займет. Ведь приказ только найти Кристофера и Лайонела в Университете... А посмотреть как блондин будет выживать и дальше Вольфу хотелось... Лай... Он был совсем другим. Форменный хаос. Полное смешение эмоций. Безжиненный и бесчувственный волк и живой, живущий надеждами и их смертями киллер. Для волка Лайонел стал открытием. И он должен был понять как существо, которое создано для мирной гражданской жизни так легко и непринужденно вышагивает по пути убийцы. Ведь Вольф был убийцей, шагающим по пути человечества...
Он прислушивался к звукам, к шуму. Слегка недовольно он отметил, что он чердаке действительно шумно. Причем, в подсобке, а не где-нибудь еще. Заметил ли шум полковник? А если нет... есть возможность провести его через сам чердак...
- Идем? - Вольф стоял рядом со входом на чердак. Рядом была дверь в подсобку. Куда пойдет полковник? Куда хочет пойти майор?

0

10

===> Крыша

Захотелось сплюнуть. Все это стало напоминать дешевую мыльную оперу, от которых полковника всегда воротило. И этот пафосный поворот наемника спиной к майору, и эта непроницаемость ректора, который, однако, так заботливо отряхнул шинель, надев ее на плечи врагу.
"Да что с ними обоими? Словно дети малые.. От тебя, Вольфган, не ожидал.."
Как-то слабо верилось в то, что два недоверчивых и безжалостных человека так резко проникнутся симпатией друг к другу, мигом забыв о том, чему их учили столько лет, и что просто таки жило в их генах, что было вбито им в мозги годами тренировок. А потому Альберт такие глупые мысли оставил. На время. Но если эти догадки окажутся верны, то можно будет смело пускать обоих в расход. К чему оружие, которое потеряло свои основные функции? К чему наемный убийца, который жалеет своих жертв? К чему идеальная винтовка, если она дает осечки? Это испорченный материал. И вообще, это было совсем уж.. нереально. Не могли программы дать сбой так неожиданно. Да и не две одновременно. Возможно, можно это списать на… скажем, тяжелый день. И такое объяснение было в интересах этих двоих.
Полковник развернулся, направляясь в кабинет ректора, будто точно знал, что О’Коннелл и Кёнинг последуют за ним, не обращая ни малейшего внимания на редких студентов, которые во все глаза смотрели на странную троицу. Сейчас было важно совсем другое.. Нужно было поговорить с этим Лайонелом, желательно, с адекватным. А потому стоило дождаться доктора, который бы дал обезболивающего, да обработал кровоточащие раны, которые будут отвлекать от разговора. А вот стоит или нет оставлять ректора на время беседы в кабинете, было под вопросом.. С одной стороны, это дало бы возможность понаблюдать за ними еще. Но с другой, если хоть одно предположение полковника имело под собой основу, то это могло помешать разговору.. Или же наоборот помочь?..
Несмотря на множество "но", полковник не переживал. У него был потрясающий талант – что бы он ни сделал, все оказывалось именно так, как надо. Может, все заключалось в том, что, как говорится, он видел людей насквозь, а уж тем более своих подчиненных. Или же дело было в обычной человеческой удачливости.
- Майор, это ничего, если вы задержитесь еще немного? – поинтересовался Альберт, словно и правда беспокоился о том, что рождественский вечер проходит без участия ректора.
Но он был уверен, что им всем сейчас намного интереснее другое, чем ничем не примечательный сбор кадетов и их родителей.

0

11

Вольфганг шагал следом за Лайонелом и Альбертом. Фигуры делали свои шаги по шахматной доске и Вольф опять проигрывал, как всегда. Мысленно он даже усмехнулся происходящему. Программа работала идеально. Она работала так, как должна была работать всегда, так, как начала работать еще до роспуска Отдела. И дело было вовсе не в том что там чувствовал Вольф к киллеру и почему привел его к себе в университет.
- Я буду вас сопровождать столько, сколько потребуется, полковник. Пока вам не надоест мое общество, - Вольф как обычно улыбался. Спокойно, размеренно, бездушно. Взгляд принял тот обычный для него ледяной блеск, когда он отбрасывал в сторону любые эмоции и оставался лишь здоровый прагматизм, да вещи, с которыми ему нужно расправиться.
Встречные студенты действительно были удивлены. Когда еще можно увидеть ректора без обычной для него шинели?

0

12

Только любопытство заставляло Лая всё еще молча вышагивать рядом с парой "конвоиров". Он опустил лицо, чтобы не привлекать излишнего внимания ссаженой скулой и взъерошенным видом. Ледяной холод, струящийся от волка дал понять, что дело труба, а папаша, кажется, вовсю упивался моментом. Лай хотел бы уважать таких, но ничего не мог поделать - подобные товарищи, ставящие эксперименты на людях, а потом сокрушённо качающие головой над павшими товарищами и произносящие пламенные речи на похоронах..  вызывали только злость. И желание немедленно вскинуть к плечу винтовку и всадить пулю.. в бедро. А потом в руку. А потом в печень. И бросить. Захлёбываться чёрной кровью.
Нарисованная воображением картина приятно согрела сознание и настроение быстро поползло вверх. Ничего, навешать Вольфу оплеух он всегда успеет, равно, как и полковнику лапши.. или пенделей.

0

13

Менгеле-старший явно чувствовал себя в своей тарелке. Может, со стороны даже казалось, что он непростительно расслаблен, идя рядом с наемным убийцей, которого, вообще-то, в свою очередь собирался убить. И пусть планы изменились, но все оставалось  как есть: полковник, защищающий своих, а по пути действующий в своих интересах, ректор, который вдруг перестал быть жертвой, ну и Лай, который продолжал оставаться обычным убийцей, который ради своей шкуры убьет, глазом не моргнув. В общем, ярка собралась компания, это безусловно.
- Такое разве возможно, Вольфган? – полковник улыбнулся, словно они тут все собрались на такую приятную встречу старых друзей.  – Тогда боюсь, это тебе придется терпеть мое общество еще очень долго.
"Тем более, что если сейчас все получится, я буду к вам наведываться в гости.."
Альберт остановился у двери ректора, явно не собираясь первым зайти в его владения, мельком бросая взгляд на наемника.
"Как бы мне не хотелось тебя раздавить, но как солдат ты хорош.. Если бы еще не эти "особенности".."
Порешив, что это не первоочередная проблема, достал из кармана сотовый, набирая номер и поднося трубку к уху. К чему терять время, если можно совершить важный звонок, пока ректор открывал дверь в свой кабинет?
"Между прочим, это касается твоей жизни, О’Коннелл.. Как же приятно это осознавать."

0

14

- В таком случае мои замы сами разберутся с гостями, позже я разберусь с обделенными моим вниманием,  - Вольф говорил спокойно и даже несколько довольно, может быть, оттого, что Лая не пришлось связывать и он идет сам, а может потому что решения всех проблем вот-вот должны были объявиться самостоятельно. Прагматизм и логика, волк находился в обычном для него состоянии, мир превращался в шахматную доску, на которой фигуры делали свои шаги...
Шагающий впереди Лайонел был частью этой большой партии и сейчас его фигура находилась бы под ударом, если бы не... но будет ли?
Поймав кого-то из заместителей, майор разъяснил ситуацию с легкой улыбкой, словно произошло какое-то недоразумение и сказал, что официально просит прощения у гостей, что не может сейчас присутствовать при празднестве, и это заявление нужно передать. если к концу вечера он так и не объявится среди гостей.
Когда в Дом приходили военные - чужой воинский устав всегда конфликтовал с заведенным в Доме. Так что Вольфганг не удивился тому, что происходящее выбивается из обычной жизни университета.
"Компания" дошла до кабинета ректора без происшествий, майор открыл дверь и запустил гостей внутрь.
----->Кабинет ректора

Отредактировано Вольфган Кёниг (2009-03-16 11:42:54)

0

15

Едва попав в здание университета, Курт огляделся. Коридоры были длиннющими, дверей было как на зло много, а разбираться со всем этим приходилось в одиночку. На ходу стягивая пальто, мужчина неспешно зашагал вдоль по коридору, внимательно оглядывая каждую дверь. Думалось ему, дверь в кабинет ректора должна будет отличиться; ну на худой случай там должна быть приколочена табличка. Вот эту-то табличку новенький и пытался разглядеть, чуть прищуриваясь, скользя взглядом по проплывающим мимо дверям и стенам.
«Так я долго буду возиться. Хотя, я уже всё равно опаздываю, так что 20 минут больше, 20 минут меньше – уже не играет существенной разницы.»
Успокаивая себя этим, Курт приметил в дальнем углу лестницу, очевидно ведущую на второй этаж. Что ж, если он не высмотрит ректорского кабинета на первом этаже, придётся в таком же стиле осмотреть и второй, а следом и третий этажи – и вообще, сколько бы их тут ни было, ибо выбирать не приходилось.
Но тут ему наконец повезло; взгляд зацепил искомое – и мужчина обрадовано шагнул ближе.. Но тут же отскочил обратно, словно перепуганный кадет: во-первых, видок у него, наверное, сейчас – ну не перед начальством показываться; да и во-вторых нужно было хоть немного подготовиться.
Зашебуршившись, Курт поспешно пристроил сумку на ближайшем подоконнике, туда же пытаясь впихать своё пальто.. потом пальто достал, перевернул почти всю сумку, выискивая личные документы и направление на работу в данный университет, ведь наверняка ректору в первую очередь понадобятся именно они, - и снова принялся впихивать в сумку непослушные вещи, следом таки победно засовывая тугое пальто, так что сумка обиженно затрещала… но выдержала. Тихо выдохнув, он пригладил непослушные волосы растопыренной пятернёй, поймал блеклое отражение в стекле окна – и снова выдохнул, на этот раз решительнее.
Подхватив сумку подмышку, сжимая документы в ладони, вновь шагнул к двери ректора и таки решительно постучался. Но входить не стал, дожидаясь разрешения или хотя бы ответа изнутри. Напрягая слух, прислушался – кажется, ректор там был не один; тогда в самом деле следовало подождать, чему Курт был как раз не против – заодно отдышится с пути и подумает, как представляться новому начальству…

0


Вы здесь » die Konfrontation » Первый этаж » Коридор