die Konfrontation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » die Konfrontation » Университет Святого Адальберта Магдебургского » Вольфган Кёниг (Вольф), ректор [принят]


Вольфган Кёниг (Вольф), ректор [принят]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

#1 Имя, Фамилия: Вольфганг Кёниг (Вольф)

#2 Возраст: 28

+ военное звание - майор

+ университет - Святого Адальберта Магдебургского

+ какой предмет преподает – ректор.

#3 Внешние данные:
«Посмотрите щенки, вот так выглядел бы бравый Офицер СС, преданный фюреру, стране, идеологии. Вольфган, сукин та ты сын, тебе бы служить лет 70 назад», - говорил последний из фашистов, глядя на гостя в доме правнука почти восемь лет назад. Хороший был старик.
С тех самых пор Кёниг мало чем изменился. Все та же бравая гордая армейская выправка, холодноватое, безразличное выражение арийского лица все с тем же большим «умным» лбом, начерченные «углем» упрямые крылья бровей, словно срисованные с изгиба крыльев фашистского орла, и в каждом движении сила, которая, кажется, способна победить даже время. Но времена меняются, меняется положение в обществе и пришлось измениться и ему. Волосы, цвета смолы, раньше коротко стриженые и едва ли способные претендовать на какие-либо эпитеты, теперь отросли и ежедневно укладываются, за ними следит стилист. Бравая, армейская скованность солдата приняла свободу и некоторую леность большого хищника с удовольствием поселившегося в пределах большого города. Губы временами способны на улыбку, чьи оттенки можно читать как книгу. Холодные, волчьи глаза, которые до сих пор поражают своей стужей и способны заставить умолкнуть оппонента, перестали отражать отрешенность и безразличие к миру, теперь их амплуа «поиск жертвы», а иначе, встретив на себе этот взгляд, себя еще никто не называл. В ушах можно обнаружить дырочки для серег самых разных конфигураций.
Неизменными остались лишь сила тренированного тела бойца, вытянувшегося к солнцу почти на 1,85 метра и раскрывшего свои гордые плечи на пути любых врагов, да вечное лицо «идеального солдата», которое временами напоминает морду волка. На вид его нельзя назвать особенно накаченным. Жилистое телосложение и «сухие мышцы» - вот в чем его сила, сомнительно, что он когда-нибудь бегал где-то с ручным пулеметом или стрелял из РПГ, но от этого ни рельефность тела, ни сила и скорость его движения не изменились. Спина, живот, руки, плечи покрыты вполне настоящими шрамами-полосками, какие оставляют скользящие пули и едва задевающие плоть лезвия ножей. Руки Вольфгана – типичный пример того, как выглядят руки человека, сросшегося всем своим существом с огнестрельным оружием, как ни странно, они всегда в кожаных тонких перчатках.
В пределах учебного заведения Вольфган вполне закономерно поддерживает идеологию формы и совершенно этого не чурается. В городе же он становится деловым человеком, ленивым буржуа, хотя в каждом встреченном взглядом в его руках кейсе люди подозревают наличие как минимум двух пистолетов-автоматов или же разобранной винтовки. Он носит дорогие деловые костюмы, которые ему шьют на заказ и в которых он становится похож на типичного финансового директора какой-нибудь корпорации, не отказывается от простых черных джинс, считая их удобными, пуловеров, свитеров, приобретаемых в любимых им бутиках, среди его обуви можно встретить как эксклюзивные ботинки от знаменитых кутюрье, так и кроссовки.

#4 Характер:

На первый взгляд Вольфган представляется самодостаточным, упрямым типом, которому глубоко наплевать на все, что так лелеет общество. Он может войти в чужой монастырь со своим воинским уставом и, самое смешное, все станут этому уставу подчиняться. Потому что Вольфган – военный до мозга костей в одном случае и харизматичный лидер в другом. Он не язвит, не юлит, обычно иронизирует, бывает циничен, равнодушен к «играм на нервах» с помощью слов. Доводы, принципы, тактика и стратегия – его методы. Весь его характер построен на служении определенной идее, приказу, руководителю. Таким представляется Вольфган на первый взгляд.
За общей маской идеального солдата скрывается человек со звериными инстинктами, жестоким и жестким характером по отношению ко всему, что связано с устранением неприятностей. Но это не все его черты. Он мог бы быть замечательным семьянином. Несмотря на деспотизм и полный контроль всего, что происходит в университете, Вольфган всегда со своими студентами. Он ценит их, растит как своих волчат, воспитывает. Каждый студент для него если не друг, то товарищ на войне, если что-то в университете идет не так, как должно – это в первую очередь промах Кёнига. Он отец «волчьей стаи» и от него зависит, что вырастет из его студентов в дальнейшем. Друзья Вольфгана могут быть уверены, что если случится война или им понадобится помощь квалифицированного военного, на него можно рассчитывать. Приедет. Где бы ни был. С кем бы ни был. Что бы ни делал. Впрочем, жизнь заставила его с подозрением относиться ко всем новым людям в его жизни. Он мало кому верит, мало кому рассказывает о своем прошлом, больше стареется узнать об окружающих и принять полученные сведения себе во благо.

+ любит

Шоколадные сигары, дорогой алкоголь, чай, кофе, огнестрельное оружие в частности, оружие вообще, чтение, литературу по тактике и стратегии, рыбалку, спортивные автомобили, готовить.

- не любит

Не опрятность ношения формы, слэнг, неуважение к уставу, неподчинение, крики, слезы, слабость, тщедушность, женственность в мужчинах, не профессионализм, наркоманов, женщин-поваров. Нацист по мировосприятию.

#5 Биография:

Родился Вольфган в обычной немецкой семье. Мать и отец были патологическими карьеристами, которые находили удовольствие в получении денег. Времени для воспитания единственного сына у них категорически не было. И если не будь жив мамин дед – Курт фон Мюнненгем, вырос бы Вольфган как сорняк вольно и свободно, но совершенно бессистемно. Дед Вольфгана вырос еще при живой своей тетке, Эдэли фон Мюнненгем, которая была старше его отца на 20 с лишним лет и во времена войны служила в секретных лабораториях Рейха, разрабатывая теорию сверх-человека и пытая людей. Женщина она была с тяжелым характером, хоть и хрупкая и с настоящей арийской красотой, в голове её постоянно развивались какие-то идеи и она до самой своей смерти была предана фюреру, пускай и тайно. Она дала своему племяннику (5-му сыну её брата) четкое представление о том, каким должен быть настоящий немец. И, хотя дед так и не добился всего того в воинской службе, что от него ждала Эдэль, он стал прекрасным человеком.
Внешне Вольфган в детстве больше напоминал деда отца. Та же непреклонность во взгляде, тот же звериный характер маленького волка, но понятливость, верность принципам и черноту волос он перенял у матери, оставив снежную белизну волос отцу.
Вплоть до 14-ти лет Курт воспитывал своего внука так же, как воспитывала его в свое время тетка, а затем умер от инфаркта. Он давал помимо обычного школьного образования Вольфгану возможность изучить и то, что ему нравилось. Оружие, рыбалку, кулинарию. Кулинар рос из Вольфгана знатный и родители даже подумывали о том, чтобы отдать сына в кулинарную академию в Мюнхене, но дед противился. На рыбалках и поездках на охоту с внуком Курт рассказал Вольфгану что обозначают его имя и фамилия, поведал множество тайн и историй об истории Германии, привил юному Кёнигу любовь к своей стране. Он научил Вольфгана практически всему, что он умел, когда пришел в военное училище потом. Смерть деда внук, как ни странно, перенес спокойно, хотя впервые дни он и испытал шок от потери единственного человека, которому он доверял больше всего и того, кто был его лучшим другом. Родители тогда же попытались вернуть над сыном контроль, но тот впервые показал свой непреклонный характер и пошел по стезе военного, уйдя в военное училище, желая оправдать не только мечту деда, но и собственную о служении любимой стране.
Идеализм и романтику из него выбили быстро, оставив лишь цинизм, холодность и исполнительность. Что к чему он понял очень быстро. Науки и учения давались ему без особого труда, через каких-то два года тренировок, он уже считался одним из лучших снайперов академии, а затем стал лучшим из лучших. О сентиментальном, восторженном волчонке Вольфгане люди забыли, оставив лишь «Короля на волчьем пути», широкими шагами рассекающего километры и километры чужих дорог и чужой истории. В свои 20 лет он уже успел побывать на военных действиях в двух войнах, которые его страна старалась успокоить, и попасть в специальное подразделение, где из него стали лепить все того же «идеального солдата». Жестокость, жесткость, все это проявилось в его характере. Он получил прозвище «Вольф» и никто уже не сомневался в истинности этого названия. В 24 года он вместе со своими товарищами оказался на улице из-за того, что отдел раскрыли. Раскрыли, да не на долго. Парней распустили под предлогом «Временного приостановления работы подразделения», ребята растеклись по всему миру. Вольф успел побывать за время своего шатанию по миру во многих уголках планеты, занимаясь тем, что у него получалось лучше всего – убивая. Он был киллером, тайным агентом, кулинаром, бизнесменом. Попробовал в своей жизни все. Влюбился, завел семью, стал отцом, потерял семью, вернулся к прежним занятиям. Тысяча и одно имя, одна репутация и ни одного врага, который все еще топтал бы бренную землю. Таким он вернулся в дорогую его сердце Германию, где его знакомый, такой же майор, до его возвращения предложил своему руководству отправить на место ректора в университет Святого Адальберта Магдебургского майора в запасе Вольфгана Кенига, верного своей стране солдата. У руля всегда стоят одни и те же люди. Руководство знало работу Вольфгана и, после некоторых размышлений, вернуло преобразившегося благодаря влиянию общества Вольфа домой, сделав его ректором в университете.
Первое время место было для него непривычным, но, после некоторых преобразований, для Вольфа университет стал родным домом, за который он оторвет голову любому голыми руками и подаст её на ужин, на серебряном блюде.

#6 Ориентация:
Сомнительно само существование ориентации у этого человека. Многие в академии считают, что если ректор что-то и любит, то это исключительно неодушевленное и обязательно с огнестрельным оружием. То что он садист, которому исключительно доставляет удовольствие людей пытать – тоже один из вариантов. Вообще, наивно полагается, что он женат на Войне и Воинском уставе и при необходимости примет любую ориентацию, которую ему прикажет начальство.

#7 Пробный пост:

- Курение убивает, - приговаривал Вольфган, раскуривая любимую шоколадную сигару после сытного завтрака в своем кабинете. В такие моменты на губах вселенского презрения человечности появлялось выражение блаженного умиротворения и расслабленности, которые, впрочем, тут же исчезали в сизом тяжелом дыме крепких сигар, которые Вольф умудрялся курить в затяг, убивая в себе всё и всех. Босые ноги он сложил на отреставрированном дубовом столе с символикой Рейха и блаженно откинулся на спинку дорогого кресла, глядя в потолок. Все здесь осталось таким, как тогда, когда он получил этот особняк в наследство. Пришлось, конечно, много отреставрировать, потравить и что-то переделать, а что-то вовсе заменить, но дом был по-прежнему пропитан историей и Вольф не без наслаждения вспоминал, как приезжал с дедом в этот особняк и прятался в этом кабинете среди пыльного запаха книг и горького запаха трубчатого табака брата деда.
Из окна потянуло ветром, и Кениг ощутил спиной утреннюю прохладу еще одного трудового дня. Черная большая футболка, привезенная из Америки с надписью «Nothing personal» слабо спасала от ветра, но вставать было лениво. Ведь если сейчас встать, надо будет переодеваться в костюм, выходить из дома и ехать на своем Бэнтли в университет, где завтрак еще даже не думал начинаться. А в потертых джинсах, футболке и с сигарой в руке Вольф мог не думать ни о своей взъерошенной шевелюре, ни о том, что в Германии остается так мало настоящих немцев, а о настоящих солдатах  вообще речи быть не могло.
«Сейчас бы в Нью-Йорк. В затерянную квартиру в квартале негров, сидеть и чистить винтовку. Я мог бы жить так вечно. Пока вечность мою не пересекла бы пуля такого же как я. Но я снова вернулся к тебе, дорогая. Русские это называют Родиной», - сизый дым окутал немца со всех сторон, поднимаясь к потолку причудливыми волнами и тая ближе к своду, унося с собой куда-то мысли Вольфа. В дверь кабинета осторожно постучали, после чего в проходе появился дворецкий.
- Ваш костюм готов, герр Кениг, - он легко поклонился, и на седой голове, когда-то пшеничного цвета, Вольф увидел отблески коридорных светильников. Вот еще один отголосок былой Германии. Спустив ноги со стола, майор надел кроссовки от D&G без шнурков, в которых ходил по дому, на ноги и, продолжая источать запах шоколада и табака, одним движение поднялся с кресла, отправившись в свою спальню. Пора было ехать на работу. Когда открылась дверь в ноги бросился Шредингер, кот Вольфа. Угольно-черный, огромный кот, которого Вольфу подарил его друг после возвращения майора домой, громко что-то мяукнув на свое низком, гортанном, булькающем языке, потерся широкой головой о ноги хозяина.
- Чертяга, я думал ты спишь где-нибудь в гостиных комнатах, - сказал Вольф, присаживаясь рядом с котом и гладя того по шерсти. Учуяв запах табака кот растворился так же быстро, как появился, с топотом уносясь куда-то по коридорам.
- Луи ждал, когда он проснется, чтобы накормить. Видимо Шредингер отправился напомнить французу о своем существовании, - прокомментировал резкую смену дислокации кота дворецкий, заметив слегка вопросительный взгляд Волка. Вольф едва улыбнулся бледно-розовыми губами и отпустил дворецкого, подходя к форме. Одеть мундир значит стать другим человеком, он затушил сигару и разделся.
Всего минут через пятнадцать прислуга уже попрощалась с Майором Вольфганом Кенигом, в которого каждый будний день превращался ленящийся по утрам немец Вольф.

#8 Feedback (icq, m-agent, jabber, лс):
Все в профиле.

+1

2

хорошая анкета, принят.
оформить подпись, в ней ссылку.

0


Вы здесь » die Konfrontation » Университет Святого Адальберта Магдебургского » Вольфган Кёниг (Вольф), ректор [принят]