die Konfrontation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » die Konfrontation » Внесюжет » где-то в междунеделье


где-то в междунеделье

Сообщений 91 страница 120 из 143

91

Эти полминуты, которые Майер разбирался с рубашкой, стянувшей его руки, Кёниг уже понимал, что разбираться с расслаблением партнера бесполезно, похоже, если не удастся взять Майера связанным, придется отвоевывать себе место зубами. Звуки-то раздавались совершенно характерные, а сознание находилось в стадии, когда действия происходят быстрее, чем их осознание. Благо инстинкты и сознание у Вольфа работали синхронно, так что разнобоя меж ними не было. "Главное, чтобы тебе в руки ничего не попалось вроде ручки, а то дело примет совсем хреновый оборот", - подумал Вольф, когда Фридерманн навис над ним. Взгляд, которым одарил его мужчина - пожалуй он того стоил. Это было воистину великолепно! Вот оно! Вот этот взгляд, которого он так долго ждал! Вообще, после такого легкого надругательства над честью и гордостью блондина, Вольфганг, наконец, понял насколько ему сегодня повезло. Происходящее могло стать еще интереснее, чем казалось сначала. Одно дело отлюбить зазнавшуюся сволочь, совершенно иное - человека с примерно теми же принципами, что и у тебя самого, это заводило. Майер, наконец, перестал быть Бруновским засранцем, цедящим яд всем своим существом. Он стал тем, кто Кёнигу нравился - разъяренным зверем. "Дай да Бог, чтобы мои студенты с такой же яростью смотрели на всех гомосексуалистов и не ложились ни под кого..." - отчего-то неожиданно подумал ректор, понимая, что ему, черт раздери, надо решать проблему, мгновения, в которое волк увидел глаза Майера для подобного вывода вполне хватило. В конце концов, Фридерманн тут покусился на его военный кодекс.
- Меня учили бить зарвавшихся голубых, майор, - специально или из-за ярости Фридерманн принимал настолько открытые и удобные положения? Схватив преподавателя за пояс (благо подниматься особо не пришлось), Вольф повалился на спину, переворачивая блондина на ковер, словно тому пришлось выполнить длинный кувырок, оказываясь на ковре среди посуды, едва не приземлив Фридерманна головой в пол. Рассматривать потолок из своего нового положения волк не собирался, отпустив руки, еще когда Майер падал назад. Теперь Вольф смотрел на преподавателя сверху, держа руки в очень знакомой Фридерманну позе, когда в одной из рук хорошо бы держать нож.
"Черт, со стояком на тебя, мне бороться нихрена не удобно", - подумал волк, легко и быстро отшагивая (на коленях) от лежащего на полу Майера.
- Вспомним первые курсы кадетки, герр? Вы не смогли привести меня в свое состояние, я привел вас в свое. Я вижу, как вы меня ненавидите, лучшего взгляда на вашем лице я не видел, - во фразе было много откровенного, в том числе и издевательства, желания, иронии, звериного ожидания продолжения. - "Не можешь играть по чужим правилам - заставь играть по своим. Ты быстро разъярился, я погляжу, и лучше эту ярость применить по назначению. Ты же не думал, что я слабовольная девица, готовая лечь под любого, когда шел сюда. Ты наверняка ждал, что я буду оказывать сопротивление". – в голубых глазах горел ледяной огонек.

0

92

Похоже вы мало осознаете то, что вы сами сейчас голубой. Зазнавшийся, не побоюсь этого вашего вульгарного словечка. - Только и успел ответить Майер, перед тем как, видимо совсем сошедший с ума ректор, опрокинул его на пол. Все это неподдельно веселило, и минутная ярость улетучилась. Лежа на полу, приподнял голову, Фридерманн продолжал:  — У вас на меня стоит, любезный. Вряд ли это можно назвать не двусмысленным. Я вас возбуждаю, не так ли? - Фридерманн поднялся на ноги, одним резким и сильным движением, стоя почти в боевой стойке, корпус повернут в три четверти относительно слегка расставленных ног, кулаки сжаты, в опущенных вниз руках, немного согнутых в локтях. Картину дополняли растрепавшиеся светлые волосы и твердый член, почти упиравший в живот. Теперь уже Майер снова смотрел на Кёнига сверху.
Я не пытался приводить вас в какое-либо состояние. И, боюсь вас огорчить, но, видимо, придется, что вы не привели меня в то, которое вам бы так хотелось видеть. Моя прерогатива быть предельно спокойным как можно дольше. Более того, я добавлю, что бороться я вами не буду. Конфликты в мирной среде я не приемлю. Ни в каких видах. Оставим это войне. - Он сел на диван, широко расставив длинные ноги.

0

93

"Я разве это отрицаю?" - мысленно усмехнулся Вольф, наблюдая за тем, как Майер поднимается с полу.
- Нечем скрывать, возбудили, - пассивность и откат Майера честно говоря разочаровали. Конечно, мудрый человек, когда ему предлагают начать войну. обычно постарается войны избежать, но сейчас поведение Фридерманна Вольф мог воспринять лишь как страх за то, что может сделать сам Вольф в текущем состоянии. Похоже, его линия поведения выбивалась из поведения, которое преподаватель прогнозировал изначально, - "Не говори Гоп", - подумал волк, встав на ноги и одним движением руки по голове убрав темные волосы назад.
- В таком случае, я склонен думать, что результат вашего поведения вас интересовал чисто с теоретической точки зрения, потому как перейти на практику вы не собираетесь. Далеко не все под вас лягут, Майер, что бы вы о себе ни думали. Это было забавно. Я бы даже сказал - мило, если бы это слово в моем лексиконе встречалось. Но, похоже, все на этом и заканчивается, - Вольф прошел к своим брюкам с бельем, поднял их с полу, отряхнул, стоя к собеседнику левым боком.

0

94

Майер рассмеялся, немного нервно, и все еще слегка хрипловато.
Еще бы вы пробовали это скрывать, любезнейший герр Кёниг. - Он оглядел ректора. Хорош, и ладно сложен. Его хотелось, хотелось до боли. Но идя на эту встречу, Фридерманн вовсе не думал, что все может закончиться сексом. Более того, в голову не приходило что все может закончится так, как подразумевалось сейчас.
Откуда вам знать, что мне было в данном случае интересно? Вы не знаете меня. Вы не можете судить о том, собираюсь я к чему-нибудь переходить или нет. Более того, пока что, за все годы моей жизни, под меня ложились все, кого я хотел. Пусть вас не смутит тот факт, что это были и люди, старше меня по званию, и более строптивые, чем вы, и куда более мужественные. - Майер поднял с пола бутылку вина. Благодаря пробке, оно все же не пролилось. Откупорив ее, майор жадно отпил несколько глотков прямо из горла, краем глаза следя за перемещениями Вольфгана. Затем он поинтересовался:
Вам действительно так не хочется это заканчивать? Кажется вы бежите отсюда, поджав хвост. Вы боитесь что я активизируюсь и положу вас под себя?

0

95

- Тем приятнее осознавать, что я буду первым, - Вольф бросил на Майера флегматичный взгляд, сопровождаемый, однако, улыбкой полной едкой иронии, - Заканчивать? Заканчивать под вами - я не собираюсь. Насильно укладывать вас под себя? Пока что я вас уважаю ровно на столько, чтобы не ставить на одном уровне с шлюхами-мазохистами, а значит и насиловать мне вас не интересно. Активизируетесь? Попробуйте, я посмотрю, что у вас получится.
Он не красовался, как и не набивал себе цену. Зачем? Фридерманн, похоже, все-таки был не из его типа людей да и читать ложь в словах умел плохо, зато иронии и яду в его словах было хоть отбавляй. Наверное, это качество прививается в Бруно. Возбуждение было по-прежнему сильным, а вот желание как-то пропало. Собственно, оно появилось то только тогда, когда у Майера появился хоть намек на способность злиться. Сейчас ему нужно было выкурить чего-нибудь крепкого и спокойно отправиться в Вавилон, где порядком поиздеваться над очередными мазохистами. Вот тогда эта звериная злость поживет еще некоторое время в шкуре ректора. Вольф натянул плавки, прикидывая сколько еще потребуется времени, пока организм сообразит, что желания отнюдь не всегда выполняются, стал надевать брюки.

0

96

Фридерманн не стал отвечать. Он спокойно следил за тем, как Вольфган одевается и отпивал из бутылки, в которой уже мало что осталось. Он хотел этого мужчину, но только с позиции сверху. Сила привычки, мужская гордость, и мало ли что еще сюда примешалось. Он только хмыкнул, обмозговывая слова Кёнига. Кажется все это вовсе не так уж и заводило ректора. Майер всегда не особо хорошо разбирался в людях, и плохо реагировал на эмоции, поэтому сейчас ему было как никогда сложно отгадать, чего все-таки тот хочет. Допив последние капли Бургундского, он неслышно поднялся с дивана, и так же неслышно подошел к Вольфгану сзади, хватая за горло одной рукой, другую же снова запуская ему в штаны.
Я хочу вас слишком сильно, чтобы позволить вот так просто уйти. Вы еще не знаете, на что я способен, когда горю желанием. - И он неоднозначно потерся членом между ягодиц Кёнига, сжимая ему горло, давая понять, что любое движение может обернуться тому как минимум летальным исходом.

0

97

Ну может и не летальным, но вот если эти пальцы надавят на артерии сильнее... Вольф мысленно отругал себя за отсутствие должного внимания к происходящему. Расслабился тут, понимаете ли. Стояк у него, видите ли. Тут надо головой думать, а он. Тьфу.
Возбужденная плоть вполне однозначно восприняла прикосновение и Вольфганг не смог сдержать судорожного вдоха, за который снова себя мысленно огрел, когда член бруновца так вполне однозначно потерся о его зад.
"Хочешь слишком сильно? Может еще и некрофилией страдаешь? Что если меняя не устраивает то, чего хочешь ты?" - руки остановились на застегивании пояса, проскользнувшая в штаны рука сильно сбивала возможность уйти мирно. Теперь здесь либо зубы полетят, либо просто начнется насилие.

0

98

Вздох Кёнига послужил условным сигналом. Сигналом для того, чтобы начать действовать активнее. Майер спустил с мужчины штаны, снова, вместе с бельем. Он поглаживал пальцами головку, проводил ладонью по стволу, терся пахом, тяжело дыша партнеру в затылок. Хватки он не ослаблял. Этому человеку нельзя давать фору, нельзя действовать с ним по-хорошему. А ведь хотелось возбудить его еще больше, имея вторую руку свободной, проводить по груди, нещадно царапая соски. Затем Фридерманн слегка наклонил голову вперед, полу-кусая-полу-целуя шею Вольфгана, постепенно поднимаясь от ключичной мышцы к уху, и прошептал:
Быть может за позицию снизу вы предпочтете поиметь что-нибудь взамен? - Голос был хриплым до невозможности. Как бы долго не привык себя сдерживать майор, но сейчас уже совсем не терпело. С паха партнера, он переместил руку на его зад, мерно поглаживая упругие ягодицы. — Я не хочу вас насиловать, поэтому мне нужно ваше согласие.

0

99

И снова его раздели... Вольфганг злился и с каждым мгновением злость его принимала все более и более жестокие формы, но требовательная рука на самой чувствительной сейчас части тела мешала вылиться злости в цепочку рациональных действий. Рука на шее не ослабевала, зато и Майер особенной сдержанностью уже не отличался.
"О, да ты, похоже, действительно страстно жаждешь "царского" тела?" - ехидно подумал Вольф, чувствуя как желание сдерживаться куда-то исчезает. Проклятая рука исчезла с паха, зато объявилась на заду, что раздражало неимоверно.
- И что же Вы можете предложить взамен чести? - ехидно спросил волк едва сдерживаясь, чтобы не перекинуть пролятого экзекутора через плечо, отправив его в полет до пола... Проклятого Фридерманна нужно было положить....

0

100

Что мог предложить Майер взамен чести? Свою честь? Но это было бы только физически, ибо моральную ее часть он потерял еще где-то в далеком детстве.
Думая на этим, он снова переместил руку, теперь уже на грудь, обводя средним пальцем то один сосок, то другой. Твердая плоть терлась о зад Вольфгана, все сильнее давая о себе знать. Майер начинал звереть, уже почти царапая мужчине грудь:
Все что пожелаете, исключая мою честь, разумеется. - Фридерманн сейчас был готов почти на все, чтобы заполучить желанное тело.

0

101

"Честь? Хорошо. если она там еще есть", - подумал Вольф, успокаиваясь, грудь не была самым его чувствительным местом, почему и возбуждения от прикосновений он получал меньше. Хотя... Куда уж?
- Минет вам делать приходилось? - с хриплыми нотками в голосе спросил Вольф, чувствуя как твердый и действительно чрезвычайно перевозбужденный член трется о его зад, что невольно заставляло его напрягать мышцы ягодиц. Вот и стоишь весь такой натянутый как струна, потому что кто-то взял тебя за сонные артерии... А еще у тебя стояк и это ужасно мешает думать...

0

102

Майер слегка наклонил назад голову и рассмеялся.
Достойный выбор взамен чести, герр Кёниг. - Он опустил руку и погладил член Вольфгана, как бы предвкушая. Конечно, ему приходилось делать минет. Быть может даже не один раз. Фридерманн даже гордился тем, что он был единственным, кто был допущен к генералу, человеку, ненавидевшему все и вся. Он гордился тем, что этот идеальный мужчина, из всех выбрал именно его, на тот момент простого курсанта...
Думаю я постараюсь это сделать, но только для вас. Заметьте, я делаю вам честь. - Эта игра слов неимоверно забавляла.

0

103

"Выбор, может, и не особо достойный, ..." - понеслась мысль, но потонула где-то в бьющемся желании внизу живота.
- Герр Фридерманн, от того, что вы мне честь сделаете, моя задница болеть меньше на завтра не станет, уж не поминайте всуе, - слегка раздраженно, с холодком в голосе сказал Вольф, Кашаса перегорела, волк трезвел, происходящее его все меньше интересовало с точки зрения ярости и негодования. Еще немного и Вольф отключится от происходящего, оставив обычную для него "гражданскую программу" на поверхности.

0

104

Фридерманн прекрасно понимал, в каком положении находится его партнер, когда приходится выбирать всего из одного возможного варианта. Но все же, будь он сам на месте Кёнига, точно бы что-нибудь придумал.
Герр Кёниг, - в тон ему отвечал майор, — к боли вас должны были приучить, разве нет? - И Майер, уже почти доведенный до грани, чуть не сделал попытку проникновения. Нет, мы еще не договорились...
Вы предпочтете сначала секс, или минет? - Не смотря ни на что, майору хотелось уважать этого человека, за стойкость, силу, прямоту... Поэтому он не хотел брать его, до тех пор, пока не получит четкого "да".

0

105

Чувствуя твердый член, упирающийся в зад, Вольф даже едко усмехнулся.
- А может это мне стоит сделать вам минет, чтобы мой зад перестал вас так манить? - в голосе послышалось что-то ехидное, но вполне рациональное. Вольф не собирался заканчивать быстро, к тому же, пока что его сдерживает лишь рука на шее, а если они так и не договорятся, может прийти момент, когда они оба просто перегорят. Неприятно и нисколько не полезно для здоровья, но вполне вероятно в текущем положении.
- Стулья днем - деньги вечером. Минет вперед, надеюсь вы не имеете привычки кусаться, - бархатный, урчащий голос, пополам с хрипотцой от возбуждения звучал почти флегматично.

0

106

Думаю ничто не сможет отвратить меня от желания вас поиметь. В самом хорошем смысле этого слова. Хотя, я бы не отказался от взаимности, чтобы заняться с вами нормальным сексом, без эксцессов, где-нибудь на удобной кровати. - Майер не лгал. Редко он говорил людям правду в глаза. Но здесь Кёниг ее заслуживал, его упертость веселила. Он резко развернул к себе ректора, перехватывая горло уже другой рукой, и тесно прижался к мужчине грудью и пахом. — Странный вы человек. После этого мне снова придется вас возбудить, дабы вы в полной мере ощутили всю прелесть пребывания с мужчиной. - И Фридерманн настойчиво впился в губы Вольфгана.

0

107

Левая рука невольно легла на затылок майора, когда губы Майера приникли к губам Вольфа с настойчивым поцелуем, правая рука опустилась за тренированный зад Фридерманна, сжимая (но не слишком сильно) левую ягодицу преподавателя. С захватом на шее целоваться было не особо удобно, но сейчас это было не особо важно. Его развернули, значит простор для действия уже больше
- Не видел здесь кровати, - между прочим заметил Вольф в коротком промежутке между поцелуями. Они оба тут слишком долго развлекаются

0

108

Оторвавшись, наконец, от поцелуя, Майер заглянул в глаза партнеру, сам не совсем понимая, что же хочет там увидеть. Доверие? Готовность? Смирение? Нет, это вряд ли. Возможно, ему просто надоело быть тем самым гадким преподавателем Бруно, или же просто от долгих передвижений, он порядком успел устать. Он слегка потерся членом о член Вольфгана, ощущая как по телу, от паха до головы, проходит разряд. Майор покривился своему необъятному желанию к удовлетворению, думая, что сперва мог бы и правда выполнить обещанное. Но, что-то подсказывало, что Кёниг мог его обмануть. Ненавязчиво и очень банально подставить.
Я надеюсь, что мы избежим каких-бы то ни было эксцессов, пока я буду стоять перед вами на коленях. - Майер усмехнулся, слегка рассеянно очерчивая пальцем сосок ректора. — Иначе, мне бы не хотелось видеть вас лишенным одного из самых важных органов тела.

0

109

Казалось, Майер чего-то ждет, вглядываясь в глаза майора. Вот уж не думал Вольф, что ему еще когда-то придется спорить за положение сверху с человеком равным ему по положению, это где-то даже веселило. Но вопрос так и оставался открытым. Так чего ждет Фридерманн? В его взгляде почему-то перестало мелькать это невыносимо едкое выражение, которое встречалось в Бруновцах, и Вольфганг не мог не признать, что это ему нравится. Едкие взгляды напоминали ему мальчишескую нахальность, а нахалов Вольф бил. Дракой дело заканчивать не хотелось, к тому же упертость и наглость преподавателя заводили. Блондин сам прервал размышления волка, одним легким движением устроив организму светопреставление...
Жарко, почти душно. Нижняя губа слегка саднила от боли, ведь он всего несколько минут назад её себе прокусил (или не он?), от движения Майера по телу прошла волна возбуждения, отдавшаяся перед глазами светлыми пятнами, словно вспышками в темноте. Тут действительно было довольно темно, и не только потому что на дворе стояла ночь, свечи горели как-то тускло, отражаясь на светлых волосах майора медными всполохами. Левой рукой Вольф поддел светлые пряди, на которых от движения вспыхнули желтые огоньки.
- Эксцессов? - с легкой иронией спросил Вольфганг, - Вы же не считаете меня самоубийцей? - "Хотя, возможно, я на него и похож"

0

110

Майер не стал больше ничего говорить. В словах ректора он уловил то, что хотел, слегка завуалированное согласие. Он отпустил его шею, скользнув рукой по груди, и опустился на одно колено, лицезрея наливший кровью орган. Когда это было последний раз? Лет 5 назад? Или все-таки больше? И Фридерманн, обхватив рукой основание члена, почти полностью заглотил его, как можно более туго охватывая его губами. Возникали давно забытые ощущения в виде рвотного позыва. Но Майер не собирался сдаваться. Он нарочито медленно облизывал плоть, слегка разжимая губы, чтобы сакцентировать внимание на головке.

0

111

Горячий влажный рот заглотил напряженную плоть, заставляя Вольфа едва заметно для него самого податься под ласки. Едва успев задержать стон, Вольфганг неожиданно подумал, что они зря это затеяли, отойдя от дивана. С диваном было бы удобнее... ну да черт с ним.
Горячий язык скользил по плоти, дразняще, изучающе. Очередная выходка Майера не осталась без ответа, волк сбито вздохнул. Даже если изначально он ничего от него не хотел, то сейчас Фридерманна хотелось невозможно... Он слегка подался вперед, едва удерживая себя от того, чтобы просто изнасиловать майора в рот.

0

112

Майер знал, чего хочет Вольфган, всего лишь двигать бедрами, по привычке. Но он крепко держал ректора за бедра, не давая тому простор для действий. Здесь приветствовалась только его активность, поэтому даже в таком, казалось бы, унизительном положении, майор сохранял всю полноту своего достоинства. Он заглатывал орган то глубже, то касался только головки, то почти полностью разжимая губы и орудуя языком, то наоборот. Достаточно было слышать лишь легкий вздохи со стороны Кёнига, чтобы не думать о том, как бы поскорее перейти к главному блюду вечера.
Немного настораживало то, что в любой момент может явится официант, ведь, скорее всего, заведение работало не до утра. Это добавило адреналина в кровь, еще больше активизировав Фридерманна на активные действия. Он поглаживал ягодицы Вольфгана, все еще не позволяя толкаться в свой рот, разминал упругие мышцы.

0

113

Когда алкогольное опьянение отступило (а следует отметить, что Вольф трезвел довольно быстро) и пришло опьянение совершенно иного характера, откуда-то изнутри вместе с умелыми ласками майора, его руками на ягодицах и невозможным желанием Вольфа родился не стон, но внутриутробный рык. Действовать самому ему не давали (и правильно делали), поддаваться на ласки скоро он не намеревался, хотя организм согласен не был и без того прождавший уже довольно долго, это была не страсть, это было звериное желание получить свое...

0

114

Как ты напряжен, Кёниг, даже противно И еще изощреннее Майер пытался доставить партнеру удовольствие, рукой поддевая мошонку, легко проводя по ней ногтями. Он боролся с желанием не впиться с твердую плоть отточенными клыками. Зверь внутри него все больше проявлял себя, и, казалось, Фридерманну все сложнее было его контролировать. Приехав работать в Эттенхайм, пришлось запрятать все свои звериные привычки и повадки, убрать из обихода грубость, мат, развязное поведение. Но во время секса, сложно было держать все это в узде. Хотелось сорваться, сбросить с себя маску порядочного преподавателя, стать снова самим собой. Но поймет ли его Вольфган, сможет ли удержать все в тайне. И майор продолжал сосредоточенно посасывать член ректора, словно это было восточное лакомство..

0

115

Стон, пополам с внутриутробным рыком, сорвался с губ, когда тело поддалось наконец под ласки, уволакивая с собой сознание. Дышать было тяжело, долго сдерживаемая страсть. подгоняемая желанием, хотела выплеснуться наружу, разорвать сеть проклятых рамок, в которые вогнули ректора, Вольф закрыл глаза, откидывая назад голову и убирая обеими руками назад темные волосы, налипшие на лоб.
Ждать... это было чувство, сродни ожиданию того, когда партнер тоже шагнет ближе к барьеру. Агрессия, взгляд, которым одарил его Майер... майор точно не был обычным "гражданским", такие спокойными не бывают... волк это знал по себе... черт, ему хотелось именно зверя, который таится в нем самом, надежда найти точно такого же зверя в другом - вот чего он ждал.

0

116

Фридерманн ухмыльнулся, отрываясь от Кёнига и поднимаясь на ноги. В его глазах горела всепожирающая похоть. У него слегка дрожали руки, когда он впивался ими в плечи ректора, кусая его губы острыми клыками, проводя коленом между ног.
Я думаю я получу свое. Сейчас. - Это было похоже на приказ. В голосе Майера слышалась сталь, хрипевшая под точильным камнем безумного возбуждения. Он с силой царапал спину Вольфгана, слизывая с его губ выступившую после укусов кровь, тяжело дыша, почти заваливая партнера на спину. В голове появлялась легкая дымка, заволакивающая осознание происходящего. Фридерманн почти пробудил свое глубоко спрятанное "я". Я убью тебя, Кёниг, если хоть кто-то узнает о том, что ты здесь видел. И в глазах его загорелся гнев, губы кривились в усмешке, которой позавидовали бы импонировавшие майору гаргульи. Еще немного и действие пробуждения достигнет своей кульминации.

0

117

На автомате выбить резким движением руку со своего левого плеча, уже ответив на страстный, похотливый поцелуй. "Ну наконец-то мы перестали играть в театр", - подхватив под подмышку правой руки Майера, направить толчок влево относительно преподавателя и подставленной ногой сделать подсечку, роняя преподавателя рядом. Из-за неудобного положения провернуться почти приняв партнера на спину и чуть не упав на него сверху, когда блондин оказывается на полу. Стереть с губ выступившую кровь.
- Не любишь заканчивать начатое? - в голосе усмешка, неудовлетворенная ярость и возмущение. Да будь Майер трижды зверем, помнить о договорах должен. Во взгляде неподдельная зима. Вольф возмущен, заинтригован, перевозбужден.
"А я ведь почти поддался..." - отступил немного в сторону. Все быстро, резко, со звериным импульсом.

Отредактировано Вольфган Кёниг (2009-04-25 17:50:14)

0

118

Фридерманн не удивился, оказавшись на полу. Казалось, что к такому можно уже привыкнуть, маленькая "война" между двумя людьми, сходящими с ума от эрекции. Он тяжело дышал, распластавшись на полу, и, как казалось, выглядел совершенно незащищенным. Он приподнялся, согнув ногу в колене и опершись о нее рукой:
Мне надоело то, что я не получаю никакой реакции, милейший. Мне очень не хотелось делать минет ледяной скульптуре. - Майер тяжело дышал, в ушах звенело от учащенного пульса, член пульсировал от переизбытка крови. он смотрел внизу вверх на Вольфгана, уже порядком устав от этого спектакля.

0

119

- Мне казалось, вы знаете с кем идете на встречу, тем более, с кем договариваетесь. И вы по прежнему жаждете секса, хотя знаете, что выдавить из меня реакцию сложнее чем кого-то убить? - Вольф отступил еще на пару шагов, чтобы не смотреть на Майера совсем уж сверху вниз. Слишком много ассоциаций и воспоминаний. К тому же Фридерманн не довел его до оргазма совсем слегка, и если все так и продолжится, проще уже сейчас закончить начатое рукой. Едва начавшееся пробуждение звера в преподавателе где-то погасло, это раздражало.

0

120

Предпочитаю узнавать людей непосредственно при встрече. Иначе само общение теряет для меня весь интерес и смысл. - Майер поднялся на ноги, уже снова достаточно спокойный, хотя, все еще до предела вскрученный. Он медленно подошел к Вольфгану, заглядывая в глаза. Темнота комнаты скрадывала многое, но эти ледяные хрусталики горели ярко даже в полутьме. Приблизившись совсем вплотную, майор прижался к нему всем телом, обнимая, как можно мягче. Непривычно для самого себя. Но усталость накатывала наравне с возбуждением, не давая действовать стремительно. — Я по-прежнему вас жажду, Кёниг. Думаю если даже сейчас вы убежите поджав хвост, мое желание никуда не денется. Вы меня фактически соблазнили. - Фридерманн понимал что откровенно лжет сейчас. Соблазнить его было невозможно. Никто еще не смог этого сделать. Но... Он еще теснее прижался к ректору, фактически впечатываясь грудью в его торс, лаская его член ладонью.

0


Вы здесь » die Konfrontation » Внесюжет » где-то в междунеделье