die Konfrontation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » die Konfrontation » Первый этаж » Актовый зал


Актовый зал

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Пафосное местечко, где проходят всевозможные торжественные слушания, конференции и т.д.
http://s43.radikal.ru/i099/0901/f2/e40bbcbf2f6d.jpg

0

2

- Nein! Nein! - уважаемый герр ректор небезызвестного университета имени Святого Бруно уже битый час как убеждался в том, что его студенты абсолютно, непроходимо тупы. И, признаться, этот факт несколько удивлял Исаака - он всегда был весьма высокого мнения о своих учащихся. И тут - на тебе! - какое разочарование.
Утреннее солнце лениво освещало большой зал, в котором вовсю кипела работа: студенты и преподаватели под бодрым руководством герра фон Кампфера украшали актовый зал к Рождеству. Вообще-то все эти разноцветные гирлянды (мерзость!), хрустальные ангелочки (гадость!) и венки омелы (слов нет!) донельзя раздражали Исаака (хотя он ещё не выбрал, что его бесит больше  рождественская атрибутика или свои же студенты), но, по слухам, в университет должно было заглянуть высокое начальство из самого Берлина, так что требовалось как можно быстрее воссоздать атмосферу лёгкой рождественской непринуждённости.
Вот только как это сделать с такими-то студентами? - мрачно размышлял герр ректор, наблюадя за тем, как заспанные вьюноши с криком рабегаются в разные стороны: какой-то остолоп кое-как поставил лестницу и в итоге она упала, погребя под собой гору игрушек. Стоит ли говорить, что последние превратились в хрустальную пыль?
- Main Gott... - Исаака затошнило и, наплевав на всё и вся, он буквально рухнул в ближайшее кресло, прижимая к груди любимый кейс. Эта суматоха могал свести с ума любого, даже самого закалённого (исключительно в борьбе с мерзкими студентами) руководителя. признатсья, в такие моменты кампфер с тоской вспоминал своё славное прошлое и в конце концов уверился, что в армии, собственно, было не так уж плохо.
- Герр ректор, куда это повесить? - разумеется, остаться в тишине и покое даже на пару минут Исааку не дали. Злобно посмотрев на подошедшего студента-первкурсника (милое белокурое существо с большими голубыми глазами) с большой пушистой гирляндой в руках, он коротко ругнулся - про себя, конечно же - и неопределённо махнул рукой куда-то в сторону.
- Над дверью. И...
...чёрт возьми, оставь меня в покое, маленький ирод!..
- скажи герру воспитателю, чтобы подошёл сюда.
- Эм... ладно... спасибо, герр ректор, - мальчишка стушевался и поспешил удалиться.
Исаак позволил себе минуту отдыха и поднялся, когда увидел, что высокий мужчина в строгом костюме пересекает зал, направляясь к нему. Судя по недовольному лицу герра воспитателя, суматоха также не пришлась ему по вкусу. Герр фон Кампфер с мрачноватым удовлетворением наблюдал за ним. Правильно, ничто не доставляет такого удовольствия, как неудача ближнего.
- Герр ректор, у вас кусоки мишуры на волосах, - с любезной улыбкой произнёс воспитатель.
- Чёрт с ними, - нетерпеливым жестом Исаак смахнул блестяще-шуршащую дрянь на пол (правильно, всё равно не ему убирать). - проследите, пожалуйста, за украшением коридоров. Там в большинстве работают младшекурсники, а за ними глаз да глаз нужен.
- Хорошо, - мужчина кивнул и удалился.
Ректор с тоской посмотрел ему вслед, повернулся и буквально схватился за голову: воодушевившиеся (а может просто, наконец, проснувшиеся) студенты с гиканьем носились между рядами кресел, обстреливая друг друга кусочками гирлянд и мишуры, скатанными в шарики.
- А ну прекратили! - к сожалению, даже зычный голос Исаака не мог заглушить поднявшийся дикий ор и смех.
...Утро переставало быть томным...

0

3

/старт/

Чего уж тут, бываю дни, когда всё не заладилось с самого утра, мало того, что Соул проснулся в половине пятого утра, от того что приснилось, будто бы он завалил экзамен по тактике, и теперь бодро улепётывал от учителей, которые гнались за ним с мясницкими ножами, грозя расчленить аккуратно по суставам, да ещё и так, чтоб он в сознании нахидился максимально возможное количество времени. В принципе, он всегда считал, что если уж умирать не своей смертью - то долго и мучительно, чтоб успеть почувствовать всю гамму дозволенных человеку чувств, но не в такой ситуации, когда освежевать грозятся из-за какого-то не сданного экзамена. Одним словом, а точнее, фразой, Соул проснулся в холодном поту, судорожно глотая кислород с трясущимися руками и коленками, хотелось пить и курить одновременно, а когда взгляд упал на окно, за которым ещё даже не светало, зима, всё-таки, парень издал только душераздирающий стон, понимая, что больше ему не уснуть, и бухнулся обратно в койку, мечтая о коме месяца на три, парень и так не высыпается катастрофически, а тут ещё и угораздило проснуться ни свет - ни заря. Вообще шикарно, нечего добавить.
Соул нащупал на тумбочке очередную книгу, которую он взял в библиотеке толи для лёгкого чтива, но судя по внушительным размерам тома, "лёгким" это назвать будет проблематично, либо для того чтоб она работала как снотворное. Не поверите, как замечательно в сонливость вгоняют всякие философские трактаты, того же Джордано Бруно или Макиавелли: "Фиг поймёшь, чем себе на жизнь они вообще зарабатывали... если вот этой писаниной, то надо и мне себя попробовать на этом поприще". - перспективы зашибать не слабы денежные средства простым разглагольствованием на тему и анализом какой-то проблемы были очень заманчивыми. Соул улёгся по-удобнее, устраивая книгу перед собой и погрузился в монотонные строчки, даже не пытаясь уловить суть написанного. Снотворное сработало и он отключился, догоняя свои пару часов перед дежурным подъёмом.
Но и тут обстоятельства оказались крайне не радужноперспективными. Настойчивый стук в двери оповестил о том, что не мешало бы поднять свою дражайшую задницу из кровати и пойти заняться общественно-полезной работой. Соул вяло открыл один глаз, глядя в потолок, на котором пытался найти доказательства, что это опять очередное сновидение. Но кукиш ему, а не лишние пару часов сна: "А на кой чёрт, я опять в половине четвёртого спать лёг?" - актуальный вопрос мучал парня ещё минут двадцать, пока он лихорадочно летал по комнате, одеваясь.
И вот, сейчас, когда перед взором Соула предстал актовый зал полный суетящегося народу, он понял, насколько всё-таки может быть жестокой реальность. Уже с порога ему вручили коробку с рождественской мишурой, этого хватило, чтоб воскресить в памяти весь тот спектр негативных ощущений, которые только может испытывать конченный атеист к такому празднику. Парень покосился на коробку как Ленин на буржуазию, пытаясь если не выжечь в ней дыру, то хотя бы испепелить содержимое. И, пожалуй, ещё долго бы изображал "воспламеняющего взглядом", если бы в него не полетела тщательно скатанная в комок блестящая мишура. Всё, это война, если Соул и не собирается праздновать рождество, то это совершенно не мешает ему немного оттянуться, каникулы, как-никак. Но для начала всё-таки стоит развесить эту кучу плетёных веночков, дабы снять со своих плеч бремя общественно-полезных работ.
"И куда эти штуки вешают? - задался он вполне актуальным вопросом, оглядывая пространство вокруг себя, - над дверью.. вроде бы. В фильмах висела над дверью. Но в Америке же католики живут.. а тут какая церковь? - парень перехватил по-удобнее коробку с омелой и довольно бодро взял ближайшую не используемую стремянку, пододвигая её ко входу.-Походу, тоже католическая", - Соул решил, что без разницы, всё равно иностранцев-то хватает, значит, нужно сделать так, чтоб было просто красиво Тут как раз стоял паренёк на пару лет младше самого Соула и смотрел на дверной косяк, держа в руках гирлянду.
- Это нужно повесить туда? -спросил он, запрокидывая голову, осматривая фронт работы.
- Герр Ректор сказал, чтоб повесил над дверью. - перспектива заниматься альпинизмом, когда под тобой туда-сюда снуёт куча народу, походу, и его не воодушевляла.
- Раз герр ректор сказал, значит так и сделаем. Держи, - глубоко вздохнув, Соул вручил парню свою коробку с венками, а сам отобрав у него гирлянду,повесив её себе на плечи, придвинул лестницу по-ближе, аккуратно опирая её на дверной косяк, - будешь меня ловить. -вставил он и полез вверх, намереваясь слинять отсюда как только предоставиться возможность, а пока что хотя бы сделать видимость бурной деятельности.

0

4

Утро выдалось «добрым» как никогда! Морозно, снежно, прямо как в родной Швейцарии! Урс шлепнул себя по лбу.
Болван, тут до «дома» рукой подать. Понимаю, если бы ты жил где-нибудь в Сирии. Хотя… снега там кажется и не бывает. Или бывает?..
Прибывая в «тяжелых раздумьях», юноша уверенно шагал в направлении актового зала. На носу было Рождество и естественно надо было принимать участие в приготовлениях. Вот уже сейчас Урс представлял себе, как по залу носится много-много народу, и ему становилось не по себе. Вспоминались годы отбывания проведенные в школе: суматоха, крики и прочая-прочая. Хотя, если посмотреть на это с другой стороны – это было даже весело. Правда, как ни крути, а эта «сторона» была не такой примечательной.
Стоило преподавателю переступить порог актового зала, как ему вручили коробку со словами:
- На, присобачь куда-нибудь.
Куда-нибудь… ну только если намотать на голову.
Мрачно подумал парень и вздохнул.
Ну когда настанет тот день, когда меня начнут принимать за преподавателя, а не за студента?
Деваться некуда и пришлось развешивать мишуру и прочие блестяшки.
Но вот уже покончив с содержимым первой коробки, Урса мигом завалили новой работой.
Увы, за этим он сюда и пришел, вместо того, чтобы спать в теплой и мягкой кроватке.

Отредактировано Урс Калленберг (2009-01-31 01:57:10)

0

5

Внимательный взор ректора выцепил из гомонящей толпы знакомую фигуру в одежде, за которую, по мнению Исаак, нужно было вывести в чисто поле и выпустить несчастному десять выстрелов в голову, чтоб навек понял. Жестокая борьба с внешним видом преподавателей университета велась всё то время, которое герр фон Кампфер пребывал в качестве ректора. И, признаться, в последнем он достиг гораздо больше успехов, нежели в этой самой борьбе. Разумеется, всю вину уважаемый немец валил на таких раздолбаев (а другео слово попросту не подобрать), как Урс Калленберг. Бороться с такими как он было всё равно что биться головой об стену. Но это не значило, что Кампфер собирался сдатьс и махнуть рукой.
- Герр Калленберг, вы сегодня в своём репертуаре, - вкрадчиво произнёс Исаак, ненароком подходя к преподавателю сзади. - Я уже не чаю увидеть вас если не в костюме, то хотя бы с галстуком. И, желательно, не такой варварской расцветки, как тот, в котором вы заявились на первое сентября.
Вспоминать об этом было страшно, но, тем не менее, герр ректор должен был это сделать. Хотя бы для того, чтобы сейчас получить повод к выговору своего преподавателя. Одного из лучших, к слову сказать. Да-да, пускай Урс одевался как мальчик с ближайшего двора, но благодаря ему большинство студентов знало английский язык на зубок. Да и подход к последним у герра Калленберга был, а это в работе самое главное.
- Оставьте это, - обойдя молодого человека, Исаак мягко забрал из его рук очередную коробку с блестящей мишурой и сунул её в руки проходящему мимо студенту. Беднягя не посмел вякнуть и покорно побежал развешивать украшение. - Если закрыть глаза на ваш внешний вид, то можно сказать, что я почти рад, поскольку вы нынче пришли вовремя. Чего не скажешь о большинстве ваших коллег, - взмах рукой в сторону трудящихся наравне со студентами нескольких преподавателей: их было не в пример меньше, чем стоило бы. - Вы сегодня завтракали?
Герр фон Кампфер уже вдоволь накричался и теперь, чувствуя неприятное поскрёбывание в горле, больше всего желал выпить чашку горячего чёрного кофе. А если к нему ещё подадут свежеиспечёные круассаны, будет совсем замечательно.
Ева, моя дорогая Ева, я всё же надеюсь, что нынче ты не взяла выходной, и порадуешь меня замечательным завтраком, - Исаак недовольно посмотрел на часы: было ещё чертовски рано, а работа не была выполнена даже наполовину. Следовательно, можно устроить себе небольшой перекур, благо, студенты и преподаватели так раздухарились, что наверняка сами всё сделают. Без чье-го либо руководства.

0

6

Вот ведь в чем вопрос: зеленая или синяя мишура? Ни один ни другой цвет Урсу не нравился, но надо было выбрать какой именно стоит использовать. Вот юноша уже развернул цветастую и блестящую ленту, как у него чуть не случился сердечный приступ.
Конечно, голос ректора было всегда приятно слышать, даже во время выговора, когда тебя хорошенько «намыливают» из-за твоей же глупости. Но вот заставать врасплох, подходя со спины и, тем более, когда мысли заняты не самыми высокоинтеллектуальными рассуждениями – не хорошо.
Урс громко ухнул и развернулся к своему собеседнику:
- О да… Я чуть коньки не откинул! Вы, прям, как нинзя крадетесь! – Урс выдал первую порцию чепухи и приветливо заулыбался. – Надежда умирает последней! Все-таки, я очень постараюсь порадовать Вас в скором времени. А чем же Вам не нравится он?! Отличный цвет! Такой солнечный и позитивный.
Что ж, не привыкать юноше к замечаниям на счет своего внешнего вида. И, пожалуй, отправляясь в следующий раз за покупками, стоит вспомнить о том, что он все-таки преподаватель. Но вот только Урс никак не мог представить себя в костюме. Безусловно, это стильно. Стоит взглянуть на своего собеседника и все сразу становится ясным. Герр Фон Кампфер, казалось, только что сошел с подиума во время показа Armani. И что вообще он делает в Университете?
Хотя, тут скорее дело во внешности. Вряд ли к небритой и косматой физиономии Урса подошел бы такой костюм.
Не…ни за что. Жалко даже деньги тратить на такую красоту!
Расплываясь в довольной ухмылочке в ответ на неожиданную похвалу, Урс проговорил:
- Нет. К сожалению, в моем доме единственным, что можно отправить в рот является вода из-под крана. А поесть действительно не мешало бы!

0

7

Исаак еле удержался о того, чтобы не возвести глаза к потолку и не высказать в ответ на подобного рода бессовестные и невоспитанные слова какую-нибудь колкость. Но всё же удержался. Всё-таки собачиться с Урсом сегодня с утра пораньше в планы герра фон Кампфера не входило. Ему всего-то нужна была компания. А там посмотрим - возможно, одному другому не помешает и "англичанин" таки получит свой очередной выговор. Кстати говоря, у Кампфера имелось нехорошее подозрение, что если бы он выдавал преподавателю выговоры в письменном виде, то месяца через два, зайдя к нему в кабинет (или, что маловероятно, домой) увидел бы стены, оклеенные этими самыми листочками с выговорами.
- Надежда умирает последней, вместе с надеющимся, герр Калленберг, - ректор усмехнулся поудобнее перехватывая тяжёлый кейс.
Вот же чёрт - вроде бы в тонком чёрном прямоугольнике лежали лишь бумаги, да ключи от кабинета, но весил он так, будто туда положили пару хороших кирпичей, залитых цементом. Исаак подозрительно покосился на чудо дизайнерской мысли в своих руках: может, Ева на что-то обиделась и решила сделать любимому работодателю такую подлянку? Да нет, не может быть, это всё игры воображения.
- Цвет вашей футболки больно бьёт по глазами, - взор герра фон Кампфера быстро скользнул по упомянутому предмету одежды. - И я, конечно, понимаю, что вы преподаватель английского языка, а не природоведения, но в ваших-то летах, герр Калленберг, стыдно не знать, что солнце большую часть времени бывает жёлтым.
Забавно было объяснять этому человеку вещи,известные первокласснику. Да ещё голосом преподавателя из школы для умственно отсталых детишек. К слову сказать, таким тоном Исаак разговаривал абсолютно со всеми. И ничего постыдного или ненормального в этом не находил. Ведь, чёрт возьми, приятно быть законченным циником и слушать недовольные шепотки вслед.
Ведь если тебе плюют в спину, значит, ты впереди... не так ли? Ах, герр фон Кампфер, нынче вы прекрасны как никогда... нынче вы на высоте, - разумеется. сам себя не похвалишь - никто не похвалит. Это простое, но достаточно ценное правило ИСаак усвоил уже давно.
- В таком случае, герр преподаватель, давайте покинем на время стены этого гостепреимного зала и плавно переместимся в мой кабинет. Там, смею надеяться. нам подадут замечательный кофе, - более не говоря ни слова, Исаак развернулся и, умело лавируя между студентами, покинул зал.

Кабинет ректора

0

8

Урс лишь добродушно хихикнул, выслушав реплику ректора:
- Тогда я не позволю этому случиться! Раз уж от меня зависит ваша жизнь…
Как всегда у преподавателя чесался язык ляпнуть, что-нибудь пошленькое на очередное замечание Исаака, но, к счастью, у небритой физиономии еще хватило ума промолчать. И, слава Богу, каждый раз он молчал. Ну божественные силы подсказывали, что однажды настанет тот день, когда Урса, что называется, «прорвет».
- А бывают и такие дни, когда оно может быть и зеленым, и синим, и даже голубым… - голосом полным вселенской скорби сообщил он.
Конечно, такое могло произойти. Вот только до такого состояния надо было дойти. Но это проблем у любителя «погулять» никогда не вызвало.
Преподаватель снова улыбнулся и пожал плечами.
Ну что ж, начальство, оно и в Африке начальство! Начальство всегда ругается и при этом всегда по делу. Это его работа. Собственно ни обижаться, ни вредничать, ни шипеть на такие выпады Урс не собирался и никогда не хотел. Да и начальство было очень даже остроумным, ну, разве что через чур требовательным. Но это его работа!
- С удовольствием! – в предвкушении скорой и вожделенной чашечки кофе, Урс направился за ректором, по ходу сбив парочку студентов.

Актовый Зал --->>> Кабинет Ректора

0

9

Не смотря на вполне хорошую погоду, утро для Алоиса было отнюдь не хорошее. А что собственно может быть хорошего, когда знаешь, что предстоит грандиозный рождественский скандал, вытекающий из вполне мирных приготовлений к празднику?
Первое, что услышал герр преподаватель, когда вошёл в актовый зал – зычный голос герра ректора. Пытается перекричать эту гомонящую толпу…
Запасаясь терпением, которого при таком-то темпераменте нет, фон Эшенбах принялся руководить нерадивой частью студентов (а эта часть была внушительной, ибо нерадивых студентов было гораздо больше).
- Несите туда, - махал рукой куда-то в неизведанную даль Алоис, пытаясь как-то отделаться от работы. – И вешайте сами, я вам не нянька.
Проходя между рядами кресел аки цербер, герр преподаватель продолжал раздавать советы, на сей раз, не гнушаясь делать это громко, во всеуслышание и всем без разбору.
Если бы я был на месте этих студентов, давно бы уже бросил всё и ушёл куда-нибудь курить, - обводя взглядом работающих, размышлял фон Эшенбах. – И кстати о сигаретах…
- Кто позволил вам курить в актовом зале? – возмущённо отбирая ещё упакованную пачку у каких-то мальчишек (в такие моменты лица не запоминаются).
- Но мы не курим! – верещали в ответ они. Но фраза так и не долетела до ушей преподавателя, ибо тот направился в другой конец зала.
Алоис надеялся, что герр ректор, по печальному стечению обстоятельств являвшийся ещё и каким-то родственником в каком-то колени, не заметит позднего прихода и не станет задавать вопросов, ответы на которые не хотелось бы озвучивать вслух.
И вот, случилось… Он не заметил.
Издали наблюдая за разговором двух мужчин - герр фон Кампфера и герра Калленберга – Алоис молчаливо радовался своему сегодняшнему везению: вдоволь накричался, не был избит в какой-нибудь подворотне каким-нибудь обиженным студентом и не был обруган герром ректором.
- Итак, - похлопал в ладоши Алоис. – Закрываем ротики, продолжаем работать.

Отредактировано Алоис фон Эшенбах (2009-02-01 19:26:10)

0

10

Кабинет ректора

На обратном пути Исаак молчал, явно раздумывая о чём-то великом и ужасном - о судьбах мира, например. Урс, судя по всему, тоже не спешил открывать рот, потому, словно два истукана с острова Пасхи, мужчины вошли в актовый зал, где студенты уже закончили работу и теперь убирали остатки мишуры и многочисленных блёсток.
- Герр Калленберг, будьте добры, проследите за тем, чтобы вон те молодые люди не свернули голову нашему завхозу. Кажется, он должен показать, куда нести весь этот мусор, - махнув рукой в сторону толпы гомонящих первокурсников (правильно, юноши со старших курсов считали ниже своего достоинства заниматься уборкой), ректор направился прямиком к человеку, чьё ежегодное появление в стенах университета неизменно вызывало у него культурный шок. Разумеется, речь шла об Алоисе. Несмотря на то, что герр фон Кампфер и герр фон Эшенбах находились в родстве (кажется, первый приходился второму двоюродным братом), Исаак решительно был уверен в том, что ничего общего между ними нет. Разве что работают в одном месте (о, ужас! о, восторг!). К слову сказать, от студентов родство ректора и преподавателя тщательно скрывалось, но кто-то уже успел об этом прознать и растрезвонить по всему университету. Так что слухи-то, конечно, гуляли.
- Герр фон Эшенбах, вы не составите мне компанию? - Исаак повторил свой излюбленный трюк, а именно: практически не слышно подошёл к Алоису сзади. - Я вижу, вы тут просто замечательно проследили за всем. Так не отчитаетесь ли о проведённых работах своему непосредственному начальнику?
Внимательный взгляд немца с ног до головы смерил дражайшего родственничка, силясь найти что-нибудь, к чему можно придраться. В принципе, вид Алоиса был на редкость приличный (по сравнению с тем же Урсом, например), но до идеала ему было ох как далеко.

0

11

Особенно Алоису нравилось руководить студентами в подобных работах. Знаете ли, чувство превосходства, пусть даже небольшого (на занятиях всё круто менялось, обычно превращаясь в фарс, отчего однажды герр фон Эшенбах даже нашёл у себя один, о, ужас, седой волос!), будоражило кровь и призывало к подвигам. К слову, о подвигах в ближайшее время фон Эшенбах решил забыть, ибо вылететь с работы, или лишиться премии не хотел.
И, расхаживая среди рядов, понукая нерадивых студентов, Алоис, витал в своих мыслях, забывая иногда обходить кресла, столы и прочие предметы (включая ноги студентов, чьи-то сумки, кейсы).
Надеюсь, герр фон Кампфер задержится в своём кабинете на достаточное количество времени, - вяло размышлял он, наступая на очередную сумку.
Но, злая судьба, направила к Алоису своего посланца в лице самого герра Исаака.
Голос ректора, наводивший ужас практически на всех, прозвучал аккурат за спиной молодого, но перспективного преподавателя литературы. Надо ли говорить о том, насколько испугался Алоис.
- Конечно, же, - тут же расплылся в улыбке фон Эшенбах, разворачиваясь к герру Исааку и в ответ оглядывая его с ног до головы. Впрочем, внешний вид ректора был идеален.

0

12

Срань господня, у них тут запутаться можно и помереть где-нибудь в коридоре.
Светловолосый первокурсник, после долгих блужданий по этажу наконец-то пришел к пункту своего назначения.
Толпа совершенно незнакомого Рихарду народа шумела и суетилась, украшая актовый зал гирляндами и мишурой. Студентов было очень много, однако знакомых он пока не заприметил.
И меня сюда прислали, чтобы заниматься развешиванием всяких этих... блестяшек? -- Рихард поморщился.
Заходить в зал он не стал, а так и остался стоять в дверях, так как не готов был заниматься тем же, чем все остальные. -- Больше походит на сумасшедший дом.
Рихард решил не начинать заниматься общественно-полезными работами, пока сюда не придет хоть один более-менее знакомый ему студент; он тяжко вздохнул и усталым взглядом продолжил наблюдать за бегающими туда-сюда ребятами.

Господа преподаватели, не гоняйте, я немного тут постою

Отредактировано Рихард Кратманн (2009-03-27 21:14:06)

0

13

День конечно, был прекрасным. Светило высоко в небе зимнее солнце, согревая душу. И Дитхард чувствовал себя великолепно. Заглянув после завтрака в комнату, чтобы надеть форму, случайно поймал взглядом календарь, висящий над шкафом. Крупными буквами там значилась предпразничая подготовка в актовом зале. Рыжий тяжело вздохнул. Придется отменить наброски зимнего сада. Надев на майку форменную куртку, он по привычке сунул руки в карманы и, заперев дверь, направился в сторону зала.
Уже третий год приходилось присутствовать при этой нудной операции. Рождество. Отдать дань прошлому, не более. Мало кто воспринимал этот праздник действительно по его сути. Дитхард праздники не любил. И никогда их не отмечал. Просто отец никогда и не бывал дома, чтобы отметить. На рождество он оставлял под шикарной елью гору подарков с запиской, чаще такой формы: «Извини, Ди, сегодня я очень занят. Празднуй без меня. Можешь пригласить друзей. Буду не знаю когда». Хотя парень и не страдал из-за отсутствия внимания отца, все равно обычно завидовал семьям, где вечером, накануне Рождения Христа, все собирались вместе, в шумной компании родственников. И Ди всегда душил в себе эти чувства.
Видимо погода навеяла мне меланхолию. Что за черт! Опустив голову и ссутулившись, он подошел к дверям актового. Какой-то белобрысый пацан стоял, осматриваясь.
Эй! – Дитхард поднял глаза на парня, со скучающим видом пережевывая жвачку. — Внутрь зайти не хочешь?

0

14

Рихард совсем углубился в свои мысли, когда услышал за спиной незнакомый голос. Какой-то парень, высоченный (ну, относительно самого Рихарда) фриковатого вида и курсом явно постарше, недовольно на него таращился. Первокурсник лениво обернулся и ответил:
-- А я че, тебе мешаю что ли? Проход широкий, хочешь -- заходи.
Что за идиотские претензии?
На всякий случай, Рих выпрямил спину и отошел чуть в сторону.
Надо сказать, его уже бесил этот чувак. Явно с преподавателями он общается так же, как со своими друзьями. Выглядит как типичный плохой парень, которого все достало. Рихард считал, что такие ребята очень похожи на проблемных детей, которых отчаянно презирал. И какая разница, что он от части совершенно такой же?

0

15

Дитхард смерил блондина равнодушным взглядом.
Просто глаза мозолишь…работающим студентам. – Дитхард пристроился рядом, и достал из внутреннего кармана куртки блокнот с карандашом. Обстановка была самой оживленной. Все бегали, суетились, что-то куда-то вешали. Но Ди заострил внимание на ректоре. Острое зрение позволяло ему разглядеть четкий профиль. Где-то глубоко, под маской равнодушия и пофигизма, герр Исаак ему нравился. Он быстро сделал набросок, пытаясь наложить правильную тень, но тут кто-то из студентов подошел и загородил ему весь вид. Парень оперся спиной о стену, поправил волосы привычным движенем и глянул с сторону блондина.
С какого курса?

0

16

Рихарду сразу вспомнилось крылатое выражение"Не могу стоять, когда другие работают, пойду посижу"
К его великому удивлению, рыжеволосый парень начал... рисовать.
Да, и у таких как ты бывают слабые сопливые стороны.
Проигнорировав его замечание насчет откровенного безделья, Рих достал из кармана телефон и со скуки решил поменять фоновую картинку. Знакомых первокурсников все еще не было, а количество разгильдяев в дверях множилось.
Заприметив в зале ректора, Рихард невольно поежился. Мерзкий мужик все-таки. Этот пришел, и вдвоем он нас может заметить. По ушам надает и прочитает нотацию.
-- Да я с первого, а че?

0

17

—Влетит, что без дела стоишь. - Ди отстранился от стены, рассматривая незаконченный рисунок. Выглядело похоже. Но требовало доработки. Хотя идея нарисовать Исаака была не лучшей. Рыжий относился к нему так же, как и ко всем. Равнодушно. Но с точки зрения искусства, его внешность была кладезем. Чувства были противоречивы, как и всегда, в принципе. Дитхард уже было хотел положить блокнот обратно, как взгляд его споткнулся об этого первокурсника. Он стоял, слегка наклонившись вперед, сосредоточенно глядя в телефон. И его профиль казался неплохим объектом для наброска. Вытащив из кармана карандаш, снова, принялся быстрыми, размашистыми линями наносить на бумагу объект наблюдения. Это было интересно..

0

18

-- Вот когда влетит, тогда и пойду работать, -- отозвался Рихард; пожал плечами и снова уставился в телефон.
С минуту покапавшись там, от сунул его в карман джинсов, скрестил руки на груди и продолжил свое бессмысленное наблюдение за происходящим.
Риха уже давно посещали мысли развернуться и уйти, он даже придумал должный отмаз: "Я заблудился и не нашел актовый зал. Простите, я же первокурсник и пока не ориентируюсь тут" -- это было бы правдой, если бы не чертов завхоз, любезно проводивший его чуть ли не до самых дверей.
Хотя, лучше поздно, чем никогда.
Рих улыбнулся своим мыслям, и решился-таки слинять, пока его не заметил ректор.
-- Счастливо оставаться, чувак, -- он развернулся спиной к дверям зала и махнул рукой старшекурснику, -- Adios.

Отредактировано Рихард Кратманн (2009-03-27 22:54:39)

0

19

Черт, ну что за день сегодня, уже второй раз дорисовать не могу!! Внешне Ди был абсолютно спокоен. Хотя внутри все начинало закипать от злости. Рисование – единственное, что всегда у него получалось. И если что-то или кто-то мешал ему в этом, лучше бы ему не родиться.
Заметив, что блондин уже собрался уходить и пропустив мимо ушей похабное «чувак», схватил его за плечо, сильно надавил вниз, опираясь, и сделал большой шаг вперед. Наклонившись к его  уху, Дитхард ледяным тоном произнес:
— Может ты все-таки хочешь остаться? - и сдавил плечо так, что у самого костяшки пальцев заныли.

0

20

Рихард сильно удивился, а еще сильнее испугался такого необычного и смелого поведения со стороны совершенно незнакомого человека, однако вида не подал. Блондин оглянулся, посмотрел на него снизу вверх и монотонно проговорил,недовольно сдвинув брови и глядя пристально в глаза:
-- Может, все-таки не хочу, -- осмелел, позволил себе злорадную ухмылку, -- Есть возражения?

0

21

Дитхарду было не привыкать к таким безответственным людям. Он и сам порой был таким. Первокурсник, он еще совсем не знал, что ему может за все это быть. Это тебе не в песочнице играться. Хотя скорее он все же волновался за набросок, который сиротливо притих лишь на половине страницы. Успелось только лицо, шея и челка. Только несколькими примитивными линиями удалось отобразить позу. Хотелось доделать. Но рыжий понимал, что уже как-то поздняк метаться.
У меня нет. – Ди сдержал свой кулак, направляющийся апперкотом под челюсть пацана, когда заметил его злорадную ухмылку. За драку в университетском коридоре его никто по голове не погладит. — Я хотел тебя дорисовать. – Равнодушным тоном сообщил Дитхард. Хотя ему было далеко не все равно.

0

22

-- Ты че, охренел что ли? -- Рихард отшатнулся и отошел от старшекурсника на пару шагов.
То, что тот едва не заехал ему в челюсть, блондина очень взбесило, и Рих сам уже было готов дать ему по морде. Он согнул спину и сжал кулаки, глядя на незнакомца исподлобья. В своих силах Рихард никогда не сомневался и в большинстве школьных драк отгребали его соперники, а не он сам.
Немного остыв, он решил, что лучше в драку все же не лезть, особенно когда в десяти метрах от него разгуливает ректор, уже и без того злой как черт.
-- Я тебе в натурщики не записывался, так что заткнись. А ели хочешь силой померятся, то дерьмовое место ты для этого выбрал.

Отредактировано Рихард Кратманн (2009-03-27 23:52:31)

0

23

Дитхард обожал ловить чужие эмоции. Особенно гнев, злость и раздражительность. Часто этих самых у него и не было. Мало что могло вывести парня из равновесия. Именно такой реакции он ждал. Потянул воздух носом, ощущая шестым чувством витающие в воздухи частички злобы.
Когда пацан принял боевую стойку, Дитрих презрительно прищурил глаза. С его ростом ему бы ничего и не светило, начни он драку.
— А ты не дурак.
– Дитхард потрепал парня по волосам, проигнорировав все его слова. Нет, он был не сонный, как 2 дня назад после очередной попойки. Просто ему нравилось порой выводить людей из себя.

0

24

-- Вот и славно. -- Рихард отмахнулся от его руки, продолжая хмуриться.
Интересно только, с чего он так думает? Решил уступить или тоже сообразил, что тут не самое лучшее место для выяснения отношений силой?...
А линять --  так линять, мы уже и так слишком много шума наделали.

-- Я пошел.
Блондин поправил галстук и зашагал прочь.
Эта ситуация ощутимо подпортила ему настроение, так что теперь Рих был весьма цинично настроен по отношению к людям; и даже если  кто-то из преподавателей отловил-таки его и отругал бы за отлынивание от своих студенческих обязанностей, то рисковал быть посланым куда подальше, и плевать на последствия.
>>>> коридор

0

25

Дитхард наблюдал, как интересно блондин хмурит тонкие светлые брови над ярко-голубыми глазами. Запоминал черты лица, каждую мелочь. В ближайшее время он хотел нарисовать этого мальчишку. Ведь в прошлом году не попалось ни одного интересного студента для практики портретной живописи.
Интересный он паренек. Пообщаться с ним, что ли?
Заметив, что первокурсник уже уходит, Ди заснул блокнот обратно в карман и зашагал в след за ним в глубь >>>> коридора

Отредактировано Дитхард Лихтенштейн (2009-03-28 00:30:46)

0

26

Дело было к вечеру, делать было нечего... Хотя нет, не так. Делать-то как раз было что. Весьма плодотворный день оказался для студентов университета имени Св. Бруно, а впереди ещё был долгожданный фуршет. Исаак кинул быстрый взгляд на наручные часы - ещё бы успеть заехать домой, чтобы поужинать и переодеться. А после ехать в парк, встречать гостей и, в частности, высокое начальство из самого Берлина.
Не то что бы у герра фон Кампфера были плохие отношения с сильными мира сего, то бишь с теми, от кого зависело благосостояние университета и, разумеется, заработная плата ректора, но но предельная вежливость никогда не бывает лишней. Эта чёртова борьба за финансирование основательно трепала нервы герру ректору, хотя он никому упорно в этом не признавался. Исаак не привык долго волноваться о чём-либо, но теперешняя ситуация, дьявол её побери, лишила его сна.
- Вам следует надеть что-то более... гхм... соответствующее, Алоис, - Кампфер сдержанно улыбнулся. - Пройдёмте. Я подвезу вас до дома.
Вообще-то Исаак особой добротой не отличался, и даже его дражайший родственник не мог располагать хорошим отношением ректора. Но нынче всё должно пройти идеально, а герр ректор хотел сам убедиться, что несносный преподаватель не смоется в какой-нибудь бар, дабы, по обыкновению, скоротать вечерок за бутылкой пива. Вот так посмотришь на двух людей и по их виду не скажешь, что они родственники - эта простая истина ка нельзя лучше подходила к Исааку и Алоису.
Махнув рукой студентам и преподавателям - знак того, чтобы они поскорее заканчивали и собирались к фуршету - герр фон Кампфер в сопровождение герра фон Эшенбаха покинул актовый зал.

парковка, дом Исаака Фернанда фон Кампфер

0


Вы здесь » die Konfrontation » Первый этаж » Актовый зал